Чем Порошенко перепугал ЕС на саммите

Девятнадцатый саммит Украина-ЕС завершился без финальной декларации. Впрочем, как и восемнадцатый, прошлогодний.

Такая уж получилась ирония судьбы — и Кучма, и Янукович находили с европейскими дипломатами компромисс, пишет Депо.

Пусть порой этот компромисс был откровенно мнимый. Зато сейчас, когда сотрудничество Украины и ЕС поднялось на более высокую планку, договориться об общем видении будущих отношений не удается уже два года подряд.

Более чем странное желание Нидерландов не писать в совместном заявлении о «европейских стремлениях Украины» — которые и без того зафиксированы в юридически обязательном Соглашении об ассоциации Украины с ЕС, при поддержке Германии и Франции, взяло верх над здравым смыслом. Ровно как и украинская сторона отчасти отдала предпочтение декларативной преамбуле перед практическим содержанием семистраничного детализированного заявления.

Таким образом, работа дипломатов пошла в мусорное ведро, а по итогам саммита вместо заявления было принято — то бишь, озвучено, сымпровизированное вчера «общее мнение». Конечно, это не совсем традиционный результат международных встреч — но как-то выбираться из ситуации было нужно, поэтому председатель Европейского Совета Дональд Туск заявил: «В декларации об ассоциации записано, что Европейский союз признает европейские стремления Украины и приветствует ее европейский выбор», — и добавил, что поддерживает это положение, но подчеркнул, что это заявление делает от своего имени, а не от имени ЕС. «Это также наша личная мысль, моя и Жан-Клода Юнкера. И это не случайно, что мнение президентов двух европейских институтов совпадает, когда речь идет об отношениях Украины и ЕС», — заявил Туск.

Это заявление позволило «сохранить лицо» — но, в отличие от заранее подготовленного детализированного документа, мало что добавило к общему видению украинско-европейских отношений.

Кроме того, президент Украины констатировал, что «украинцы почувствовали вкус европейской свободы», Туск заявил, что внешнему врагу Украину не одолеть, Порошенко вручил на прощание окончательное решение об ассоциации Украины с ЕС, и стороны разошлись, довольные друг другом.

Вся история на постороннего читателя может произвести впечатление, что в отношениях Украины и ЕС наблюдается глубокий кризис. Что, в реальности, конечно, не так. Поскольку обе стороны просто обречены в существующей геополитической ситуации на союзничество. Пусть даже ситуативное.

А причудливые дипломатические телодвижения некоторых государств — это ничто иное, как результаты определенных кризисных процессов в самом ЕС. Если бы в Нидерландах не было финансированных Россией евроскептиков — тамошнее правительство не боялось бы лишнего упоминания о европейских стремлениях Украины. Если бы в Германии не было кризиса с беженцами — то и Берлин не боялся бы намеков на дальнейшее сближение Украины с ЕС перед очередными выборами.

Но история не пишется условным способом, и мы имеем исключительно то, что посчастливилось иметь.

Лучший способ успокоить как европейские амбиции украинцев, так и страхи европейских избирателей — это сформулировать набор новых долгосрочных целей процесса сближения Украины с ЕС. Какими могут быть эти цели — это уже вопрос к обеим сторонам. Возможно, они будут включать в себя не только свободное движение туристов, но и возможность безвизового движения рабочей силы. Или, к примеру, участие украинских ветеранов в формировании европейских коллективных сил быстрого реагирования. Или специальные условия для «захода» европейских корпорации в Украину — пусть и на льготных условиях.

Это будущее сотрудничество должно быть явно взаимовыгодным и четко описанным, чтобы избежать любых спекуляций со стороны евроскептиков. Это сотрудничество — как и гипотетический «план Маршала», о котором активно говорили на этом саммите, может включать в себя и определенные требования к изменениям в украинском законодательстве и госаппарате, приведение их к современной общеевропейской практике .

И под влиянием все более тесных экономических, политических и военных связей Украина станет частью ЕС — если не де-юре, то де-факто. Тогда и вопрос формального вступления в европейское сообщество не будет вызывать ни у кого ни возражений, ни сомнений.

Чем Порошенко перепугал ЕС на саммите

Девятнадцатый саммит Украина-ЕС завершился без финальной декларации. Впрочем, как и восемнадцатый, прошлогодний.

Такая уж получилась ирония судьбы — и Кучма, и Янукович находили с европейскими дипломатами компромисс, пишет Депо.

Пусть порой этот компромисс был откровенно мнимый. Зато сейчас, когда сотрудничество Украины и ЕС поднялось на более высокую планку, договориться об общем видении будущих отношений не удается уже два года подряд.

Более чем странное желание Нидерландов не писать в совместном заявлении о «европейских стремлениях Украины» — которые и без того зафиксированы в юридически обязательном Соглашении об ассоциации Украины с ЕС, при поддержке Германии и Франции, взяло верх над здравым смыслом. Ровно как и украинская сторона отчасти отдала предпочтение декларативной преамбуле перед практическим содержанием семистраничного детализированного заявления.

Таким образом, работа дипломатов пошла в мусорное ведро, а по итогам саммита вместо заявления было принято — то бишь, озвучено, сымпровизированное вчера «общее мнение». Конечно, это не совсем традиционный результат международных встреч — но как-то выбираться из ситуации было нужно, поэтому председатель Европейского Совета Дональд Туск заявил: «В декларации об ассоциации записано, что Европейский союз признает европейские стремления Украины и приветствует ее европейский выбор», — и добавил, что поддерживает это положение, но подчеркнул, что это заявление делает от своего имени, а не от имени ЕС. «Это также наша личная мысль, моя и Жан-Клода Юнкера. И это не случайно, что мнение президентов двух европейских институтов совпадает, когда речь идет об отношениях Украины и ЕС», — заявил Туск.

Это заявление позволило «сохранить лицо» — но, в отличие от заранее подготовленного детализированного документа, мало что добавило к общему видению украинско-европейских отношений.

Кроме того, президент Украины констатировал, что «украинцы почувствовали вкус европейской свободы», Туск заявил, что внешнему врагу Украину не одолеть, Порошенко вручил на прощание окончательное решение об ассоциации Украины с ЕС, и стороны разошлись, довольные друг другом.

Вся история на постороннего читателя может произвести впечатление, что в отношениях Украины и ЕС наблюдается глубокий кризис. Что, в реальности, конечно, не так. Поскольку обе стороны просто обречены в существующей геополитической ситуации на союзничество. Пусть даже ситуативное.

А причудливые дипломатические телодвижения некоторых государств — это ничто иное, как результаты определенных кризисных процессов в самом ЕС. Если бы в Нидерландах не было финансированных Россией евроскептиков — тамошнее правительство не боялось бы лишнего упоминания о европейских стремлениях Украины. Если бы в Германии не было кризиса с беженцами — то и Берлин не боялся бы намеков на дальнейшее сближение Украины с ЕС перед очередными выборами.

Но история не пишется условным способом, и мы имеем исключительно то, что посчастливилось иметь.

Лучший способ успокоить как европейские амбиции украинцев, так и страхи европейских избирателей — это сформулировать набор новых долгосрочных целей процесса сближения Украины с ЕС. Какими могут быть эти цели — это уже вопрос к обеим сторонам. Возможно, они будут включать в себя не только свободное движение туристов, но и возможность безвизового движения рабочей силы. Или, к примеру, участие украинских ветеранов в формировании европейских коллективных сил быстрого реагирования. Или специальные условия для «захода» европейских корпорации в Украину — пусть и на льготных условиях.

Это будущее сотрудничество должно быть явно взаимовыгодным и четко описанным, чтобы избежать любых спекуляций со стороны евроскептиков. Это сотрудничество — как и гипотетический «план Маршала», о котором активно говорили на этом саммите, может включать в себя и определенные требования к изменениям в украинском законодательстве и госаппарате, приведение их к современной общеевропейской практике .

И под влиянием все более тесных экономических, политических и военных связей Украина станет частью ЕС — если не де-юре, то де-факто. Тогда и вопрос формального вступления в европейское сообщество не будет вызывать ни у кого ни возражений, ни сомнений.

Чем Порошенко перепугал ЕС на саммите