Что реально произошло на закрытом заседании Кабмина: последствия могут быть ужасными для Украины

Избавиться от Данилюка давно хотели и Гройсман, и Порошенко. Первого не устраивает, что министр финансов встал между премьером и фискальной службой, второго — что Данилюк не согласовал с президентом иск Приватбанка против экс-собственников, лишив гаранта сладкого выбора «доить или добить» Коломойского.  «Владимир Борисович, к сожалению, не видел в кадровых вопросах назначения заместителем министра финансов Яны Бугримовой. Соответствующее внесение делалось уже четыре раза. Человек три раза прошел спецпроверку. Назначение длится уже два года. Я считаю это непониманием важности сферы, которой занимается Минфин, особенно сейчас», — сказал министр финансов А.Данилюк на последнем заседании Кабинета министров Украины, после чего трансляция оборвалась.  Но история имеет продолжение со значимыми для страны последствиями. Когда Данилюк ушел, началось не самое острое, но самое вкусное.  Об этом рассказала Юлия Самаева в статье для «Зеркала недели», пишет АНТИКОР


Назначение Бугримовой — лишь очередной из многих поводов для конфликта министра финансов с премьером, которому прямолинейный и резкий Данилюк давно уже как кость в горле. Да и личный интерес у Владимира Борисовича имеется, ведь он уже год вынашивает идею о прямом подчинении Государственной фискальной службы (ГФСУ) себе лично в обход Минфина. Чтобы им с земляком и другом Проданом (ранее занимавшим руководящие должности в налоговых Винницкой области и Винницы) никто не мешал управлять фискальными потоками страны. Еще в январе, пока Данилюк был в Вашингтоне, правительство отменило два постановления, предполагающих реформирование фискальной службы, а премьер назвал реформу, принятую им же за год до этого, «бессмысленной абсолютно».

Потом, правда, он заявлял, что от реформирования ГФСУ не отказывается, что приоритетность этой реформы безоговорочная, но не шел на попятную. Наоборот, после последнего публичного конфликта с министром финансов он пошел еще дальше. Когда трансляция прекратилась, а Данилюк покинул заседание, Кабмин, по информации издания, проголосовал за два одиозных решения, существенно усиливающих позиции Гройсмана и нивелирующих роль Министерства финансов в правительстве.

Во-первых, правительство проголосовало за внесение изменений в Регламент КМУ — Минфин исключили из перечня ведомств, чье согласование обязательно для документов, подающихся на рассмотрение правительства.

На сегодняшний день любые проекты актов Кабмина должны быть согласованы не только всеми заинтересованными сторонами, но и Минюстом, Минэкономразвития и Минфином. Это правильно, ведь согласно Бюджетному кодексу любые траты из госбюджета и решения, влияющие на бюджетную стабильность, должны согласовываться с центральным финансовым ведомством. Принятые в прошлую среду изменения регламента в данном случае не позволят Минфину контролировать (и при необходимости блокировать) решения других ведомств о выделении средств или изменении бюджетных программ. Теперь мнение Минфина просто будут принимать во внимание. Конечно, прямые изменения госбюджета все еще будут согласовываться с Министерством финансов, но вот изменения внутри бюджетных программ — уже нет. Как и многие другие решения, напрямую не касающиеся бюджета, но имеющие влияние на его расходы или доходы. Условно, если какое-либо ведомство решит увеличить штат, Минфин уже не сможет этому воспрепятствовать, даже если средств на зарплаты для новых сотрудников не будет.

По сути, это изменение узаконит «дерибан» госбюджета, превратив Минфин в министерство бухгалтерии и оставив ему лишь головную боль бюджетного планирования и составления формул. Многие министры неоднократно жаловались, что нынешний министр финансов, по их мнению, слишком предвзят к расходам ведомств и бюджетным программам. Просто так деньги у Минфина не получить, и это многим не нравилось.

Учитывая явную противоречивость данного решения, Минфин, по нашей информации, готов к административному обжалованию. А будет ли оно успешным, зависит от того, насколько рьяно и старательно министр юстиции Петренко выполнит поручение Гройсмана об оформлении изменений в регламент, полученное им уже на закрытой части заседания Кабмина. Что-что, а отбирать в Минюсте умеют, в том числе и полномочия.

Очевидные уже сегодня проблемы с выполнением госбюджета 2018-го, которое пять месяцев кряду отстает от плановых показателей, после такого карт-бланша в руках чиновников только усугубятся. Очень некстати в годы пиковых выплат по внешним долгам Украины и в преддверии предвыборного обострения популизма у политиков.

Во-вторых, Кабмин все-таки проголосовал за переподчинение ГФСУ напрямую Кабмину в обход Минфина, по аналогии с Госаудитслужбой. Когда это решение будет юридически оформлено, Гройсман сможет управлять фискалами напрямую, отдельными поручениями, без лишних глаз и контроля. И Продан, безусловно, ему поможет и с потоками управляться, и реформу без реформы провести.

Не зря же Гройсман регулярно публично хвалит и.о. главы ГФСУ за нормализацию отношений с бизнесом и многочисленные положительные изменения в работе фискальной службы. Правда, если заглянуть в отчет Совета бизнес-омбудсмена за первый квартал этого года, то обнаружится, что 69% жалоб от бизнеса касались именно работы фискалов. Количество пожаловавшихся на налоговые проверки по сравнению с первым кварталом 2017-го выросло на пугающий 71%, и даже на снятие «моратория на проверки» это не спишешь — фискалов он не касался. Количество тех, кто пытался обжаловать уголовные производства, инициированные налоговой, с прошлого года увеличилось на четверть. Впрочем, может быть, именно такие тренды премьер считает «нормализацией отношений с бизнесом».

Реформа ГФСУ, которую Минфину два года не дают провести, предполагала разрыв коррупционных цепочек между региональными подразделениями службы и конечными бенефициарами в столице, изменение самой структуры службы — реорганизацию областных таможен, объединение налоговых инспекций, создание Межрегиональной таможни и главного управления ГФСУ. И, конечно, для таких глобальных преобразований министру финансов был необходим компетентный и ответственный зам, тем более что в структуре Минфина есть вакантная должность замминистра, курирующего налоговые вопросы, ГФСУ, финмон. И Бугримова, будучи компетентной, умной и смелой, — пожалуй, лучшая кандидатура для этой кропотливой и неблагодарной работы. Но Гройсман ответил, что ее назначение «не на часі». Куда актуальней для него увольнение самого Данилюка. Это было третье, не проголосованное ввиду отсутствия законодательной необходимости, но объявленное премьером на закрытой части заседания решение. Сразу после того, как Данилюк пошел на ультиматум и заявил, что если премьер не готов назначать Бугримову, то пусть увольняет его с поста министра, но облегчать Гройсману жизнь и писать заявление собственноручно отказался.

Избавиться от Данилюка давно хотели и Гройсман, и Порошенко. Первого не устраивает, что министр финансов встал между премьером и фискальной службой, второго — что Данилюк не согласовал с президентом иск Приватбанка против экс-собственников, лишив гаранта сладкого выбора «доить или добить» Коломойского. И это только маленькая верхушка айсберга проблем во взаимоотношениях главы Минфина как с премьером, так и с президентом.

Заминка с отставкой Данилюка на протяжении последнего года заключалась лишь в том, что у Гройсмана и Порошенко было разное виденье кадрового решения этого вопроса. Если Гройсмана (большого любителя исполняющих обязанности) в роли главы Минфина устраивает и первый зам Данилюка Оксана Маркарова, то президент хотел видеть в кресле министра финансов исключительно Нину Южанину. Она, конечно, сделала блистательную карьеру от бухгалтера до главы парламентского налогового комитета, но достаточно ли ее компетенций, например, для проведения переговоров с МВФ и Всемирным банком, или роуд-шоу для потенциальных покупателей украинских гособлигаций? Согласитесь, сложно представить в роли опытного переговорщика человека, с завидным постоянством конфликтующего с каждым новым министром финансов, многими чиновниками других ведомств и коллегами в парламенте.

На предостережения некоторых министров о том, что отставка Данилюка повлияет и на без того напряженные отношения Украины и МВФ, Гройсман ответил, что сам со всем справится. Владимир Борисович рассчитывает на свое виртуозное умение «быть душкой». Кроме того, как сообщают источники издания, партнеры из «Народного фронта» посоветовали не настаивать на Маркаровой и согласиться на кандидатуру Южаниной в кресле министра. Во-первых, ее скромный потенциал ставит Гройсмана в выгодное положение во время торгов с Порошенко за эту кандидатуру — вожделенную президентом Южанину можно на многое обменять. Во-вторых, в предвыборный год в стране, которая неминуемо столкнется с финансовыми и долговыми проблемами, так приятно иметь для битья министра финансов — креатуру твоего политического оппонента. Ведь если бюджет затрещит по швам, кредиты не придут, а латать дыры будет нечем, спрос будет не с Гройсмана и даже не с Южаниной, а с Порошенко, который так настойчиво продвигал ее на эту должность.

Вся эта подковерная возня, отжим сфер влияния и торги за места у штурвала происходят в сложнейший для украинской экономики период. Дефицит текущего платежного баланса растет и будет расти (до 2,6% от ВВП к 2020г. — прогноз НБУ), то есть приток денег в страну будет снижаться, а давление на гривню — усиливаться. Выполнение госбюджета за пять месяцев этого года так и не приблизилось к заложенному в госсмету 21-процентному росту, и для финансирования его дефицита нам также потребуются заемные средства, чего Минфин не скрывает ни от власти, ни от обывателей.

Но переговоры с МВФ в тупике из-за нежелания Порошенко идти на компромиссы при создании Антикоррупционного суда. Вероятность получения очередного транша от Фонда настолько ничтожна, насколько высок шанс вылететь досрочно из программы МВФ. А без его поддержки мы ни с Данилюком в роли министра финансов, ни с Южаниной привлечь кредиты на внешних рынках не сможем, учитывая и нашу кредитную историю, и предстоящие выборы. Страна стоит на пороге очередного дефолта, но ее первые лица продолжают отрицать очевидное и действовать исключительно в своих личных интересах.

А ведь в этом году общие выплаты Украины по госдолгу составят 327,7 млрд грн, в 2019-м — 313 млрд, в 2020-м — 265 млрд грн. За счет внутреннего ресурса эту сумму не потянуть. Чтобы рассчитаться с кредиторами в этом году, нам необходимо не только получить транш от МВФ и привлечь средства других МФО, но и брать взаймы у частных кредиторов: 2,5 млрд долл. в этом году, 1,5 млрд — в следующем и еще 2,5 млрд долл. — в 2020-м. И без МВФ никто нам такие суммы в долг не даст, вот почему НБУ в каждый свой отчет вписывает предложение о необходимости подписания новой программы сотрудничества с кредитором последней инстанции.

Но возможна ли новая программа, если мы и старую выполнить не можем? Если вместо конструктивных обсуждений мы регулярно становимся в позу, если наш премьер на эмоциях принимает решение, способное наделать кучу дыр в нашем тщедушном бюджете, и члены Кабмина за это решение голосуют, если кандидатура министра финансов — разменная монета и предмет торга политиков, а Государственная фискальная служба — лишь источник доходов для политика, чьи амбиции превышают существующие финансовые возможности?

Мы уже не раз писали о том, что, учитывая нынешнюю катастрофическую экономическую ситуацию и бремя внешних долгов, участники предвыборной гонки должны уже сейчас думать о том, какую страну они получат в случае выигрыша, и готовиться к тому, что победа на выборах сладкой не будет. Но на Печерских холмах мало кто думает о своем месте в истории, там в приоритетах сиюминутная выгода и потенциальная прибыль.

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB

Что реально произошло на закрытом заседании Кабмина: последствия могут быть ужасными для Украины