Пятница, Ноябрь 16, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

«Крыса уже в углу»: Все может быстро закончиться

Все окружение Путина – это люди, которые находятся в палате с их буйным вожаком. И их реакция означает боязнь и страх. Это очень хорошая и правильная реакция – и им придется выбирать: либо играть с Путиным в то, что он Наполеон в этой палате, либо сделать то, что делают в палате с больным, который становится опасным для окружающих. Пока они все играют в игру, предложенную Путиным, и это называется простой фразой – «бомбить Воронеж» Такое мнение высказал «Апострофу» российский оппозиционер Константин Боровой, передает АНТИКОР.

И в этой ситуации у всех этих Медведевых стоит страх уже не перед Путиным, а страх за всю палату, которую могут наказать за плохое поведение. Это очевидный страх. Реакция того же Медведева говорит о том, что там сумасшедшая паника. Сидит Путин с остекленевшим взглядом, не знает, что делать и понимает, что ничего не может сделать. А вокруг суетятся эти люди, которые понимают, что, с одной стороны, могут попасться под горячую руку, а, с другой стороны, боятся. Для них это катастрофическая ситуация.

И окружение Путина прекрасно понимает, что следующий конфликт будет уже не с США, а с собственным народом – это наступающие на Кремль толпы, баррикады на улицах Москвы, убийства людей, а потом суд, в котором не будет шансов на благополучный для них исход. С другой стороны, Путин не хочет договариваться и не может сформулировать то, что ему нужно, потому что этого не бывает. Как говорится в поэтическом произведении Леонида Филатова по мотивам русской народной сказки «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что». Так вот, там есть фраза «Исхитрись ка мне добыть то, чаво не может быть!».

Все окружение Путина – это люди, которые находятся в палате с их буйным вожаком. И их реакция означает боязнь и страх.

Это очень хорошая и правильная реакция – и им придется выбирать: либо играть с Путиным в то, что он Наполеон в этой палате, либо сделать то, что делают в палате с больным, который становится опасным для окружающих. Пока они все играют в игру, предложенную Путиным, и это называется простой фразой – «бомбить Воронеж»

Такое мнение высказал «Апострофу» российский оппозиционер Константин Боровой.

И в этой ситуации у всех этих Медведевых стоит страх уже не перед Путиным, а страх за всю палату, которую могут наказать за плохое поведение. Это очевидный страх. Реакция того же Медведева говорит о том, что там сумасшедшая паника. Сидит Путин с остекленевшим взглядом, не знает, что делать и понимает, что ничего не может сделать. А вокруг суетятся эти люди, которые понимают, что, с одной стороны, могут попасться под горячую руку, а, с другой стороны, боятся. Для них это катастрофическая ситуация.

И окружение Путина прекрасно понимает, что следующий конфликт будет уже не с США, а с собственным народом – это наступающие на Кремль толпы, баррикады на улицах Москвы, убийства людей, а потом суд, в котором не будет шансов на благополучный для них исход. С другой стороны, Путин не хочет договариваться и не может сформулировать то, что ему нужно, потому что этого не бывает. Как говорится в поэтическом произведении Леонида Филатова по мотивам русской народной сказки «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что». Так вот, там есть фраза «Исхитрись ка мне добыть то, чаво не может быть!».