«Самопомощь» мочат – обрезки летят. Первая жертва политических репрессий в Запорожье

В декабре 2017 года Генеральный прокурор Юрий Луценко взбудоражил страну очередным публичным заявлением о выявлении массовых хищений бюджетных средств на сумму свыше 87 млн грн, передает АНТИКОР.

По словам Луценко, к хищениям были причастны ряд чиновников Запорожской области, а главным идейным вдохновителем и получателем выгоды Генеральный прокурор объявил заместителя председателя Запорожского областного совета от «Самопомощи» Владислава Марченко.

Совершенно «удивительным» образом анонс генерального прокурора во времени совпал с рядом других коррупционных скандалов, связанных с представителями партии «Самопомощь», а именно, с отстранением мэров Скадовска и Николаева. Поэтому разгадать комбинацию ГП по наезду на представителей «Самопомощи» в органах местного самоуправления не представляло труда.

Дело Марченко ознаменовалось громкими задержаниями Владислава Марченко и его младшего брата Марка в городе Запорожье, массированными обысками (около 80 обысков одновременно), и постоянной мантрой Генерального прокурора о том, что эти лица похитили более 87 млн грн, выделенных на строительство школьных спортивных площадок в Запорожье и благоустройство Мелитопольского городского парка.

Сложно забыть рассказ Генпрокурора про одного из подозреваемых, который, якобы, скрывался от прокурорского следствия «в тапочках по снегу» (при том, что в тот период в Запорожье не было снега). И на фоне этих увлекательных детективных историй крайне незаметной оказалась личность директора КП «Мелитопольский городской парк» Олега Обрезанова, который также ночью с 21 на 22 декабря 2017 года был доставлен из Запорожья в Харьков, однако в последующем в отношении него прокурорским следствием не предпринималось решительных процессуальных мер. В материалах дела он скромно фигурировал как лицо, которое признало свою вину.

Для людей, сведущих в следственной кухне, становится очевидным, что в эпохальную ночь будущее Обрезанова было предопределено, и он был вынужден согласится на прокурорское предложение «от которого он не мог отказаться». Ценой его свободы во время досудебного следствия и ценой последующего нефигурирования в уголовном производстве послужила сделка с совестью, в результате которой Обрезанов был вынужден оговорить как себя, так и других лиц, которых ему прокуроры назначили в подельники.

Очевидно, что довольно успешный бизнесмен вынужден был пойти на эту гнусность не из-за особенностей своего характера, а в результате того, что следственно-оперативные сотрудники поставили его перед крайне неприятным выбором: либо содержание в камере и последующий обвинительный приговор (реальность чего подтверждалась приказом на расправу с представителями «Самопомощи» из самых высоких кабинетов), либо – нужные следствию показания, самооговор и оговор братьев Марченко, за что Обрезанову было обещано применить меру пресечения в виде личного обязательства (по-старому, подписка о невыезде), а в последующем, через реализацию сделки со следствием о признании себя виновным, выделение его дела в отдельное производства и по упрощенному порядку приговор, не связанный с лишением свободы.

Мы можем много говорить про моральную сторону подобных действий как правоохранителей, так и согласие на них Обрезанова, однако следует согласиться, что попав в подобную экстремальную ситуацию, немногие способны противостоять государственной машине и заказчику в лице генерального прокурора, и суметь продемонстрировать настоящие человеческие качества.

Все это вынуждает признать, что в данном случае роль Обрезанова – роль жертвы политической интриги, и орудия дальнейшей фальсификации уголовного дела в отношении представителей Самопомощи.

К счастью для братьев Марченко, даже высокое покровительство следственного беспредела в этом деле со стороны лично Генерального прокурора и прокурора Харьковской области, не привело к полной реализации сценария этих лиц. А именно, братья Марченко не были взяты под стражу, а в последующем мера пресечения вообще была изменена на личное обязательство. И самое главное, суд не пошел на поводу у прокуроров и не удовлетворил их представление на отстранение Владислава Марченко от должности заместителя председателя Запорожского областного совета.

Однако, на судьбу нашего «героя» Олега Обрезанова, это не оказало никакого влияния. Более того, при очевидном отсутствии каких-либо доказательств в деле вины братьев Марченко, лживые, вырванные под угрозами показания Обрезанова приобрели для следствия чрезвычайную важность. Поэтому ранее обещанный ему сценарий относительно его участи – продолжает разворачиваться. Но даже в этом случае правоохранителям не удалось в полной мере реализовать свою задумку. Если в декабре 2017 года расследование дела начиналось с заявления Луценко о хищении 87 млн грн, то в настоящее время Обрезанову инкриминируется завладение всего лишь 200 тыс. грн. Остальные 86 млн 800 тыс. грн остались «за скобками».

Естественно, и инкриминируется уже Обрезанову ч.4 ст.191 УК Украины «Хищение в крупных размерах». Как известно, реализация темных делишек требует тишины. Поэтому без лишней помпы, победных рапортов и прочего, в мае 2018 года уголовное дела в отношении Обрезанова было выделено в отдельное производство, между ним и прокурором была заключена ранее обещанная сделка о признании вины, одним из условий которой является дача в последующем показаний о якобы причастности братьев Марченко к хищению хотя бы этой суммы (200 тыс. грн), и дело по обвинению Обрезанова передано для судебного рассмотрения и утверждения сделки путем вынесения обвинительного приговора в Мелитопольский горрайонный суд Запорожской области. Заседание состоится 21 июня 2018 г в 11-00.

По вполне понятным причинам ни Генеральная прокуратура, ни прокуратура Харьковской области не спешат с победными рапортами об окончании этого уголовного дела. Зададимся вопросом: может ли Обрезанов переломить ход этой истории? Теоретически – да, заявив в суде про то, что сделка с прокурором заключена под давлением со стороны правоохранителей. Что характерно, на протяжении всего следствия, во время допросов и выступлений в Червонозаводском районном суде Харькова, Обрезанов, вынужденно заявляя, что признает себя виновным, но ни единого раза не смог объяснить, конкретизировать, что же преступного он сделал. Не менее характерным штрихом является то, что признав себя 21 декабря 2017 года виновным и заявив про якобы фиктивность сделки по благоустройству парка с ЧП «ТОК», что по логике, должно было свидетельствовать о прекращении каких-либо хозяйственных отношений с этим предприятием, в конца декабря 2017 года Обрезанов добросовестно перечислил этому предприятию сумму порядка 2 млн грн согласно ранее заключенных договоров об оказании услуг и закупке оборудования для дальнейшей реконструкции парка. В противовес ЗАЯВЛЕНИЯМ Обрезанова о признании вины, эти его же ДЕЙСТВИЯ наглядно демонстрируют реальность отношений между КП «Мелитопольский городской парк» и ЧП «ТОК».

Отсюда возникает ряд вопросов.

Действительно ли судья Мелитопольского горрайсуда Горбачева Ю.В., выполнит обязанность, возложенную на нее УПК Украины и откажет в утверждении этой сделки как не отвечающей интересам общества и грубо нарушающей права Обрезанова?

Какова судьба остальных 86 млн, якобы похищенных в Запорожской области?

Кто на самом деле Обрезанов – провокатор (каким его воспринимают в Запорожье с подачи защиты Марченко) или все же первая жертва политических разборок в этом деле?

Возможно, ответы на эти вопросы, мы услышим в судебном заседании.

Руслан Якушев

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB

«Самопомощь» мочат – обрезки летят. Первая жертва политических репрессий в Запорожье