Понедельник, Сентябрь 24, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Украинская «Хиросима»: на Харьковщине произвели ядерный взрыв. Втайне от живых людей

Еще в шестидесятые годы такое было немыслимо — решение перенести военный испытательный полигон из Капустина Яра в казахстанский пустынный Байконур было продиктовано соображениями безопасности мирного населения — отделяемые ступени ракет могли падать на густонаселенные районы.

Страна, нуждающаяся во всем, от пары кальсон до куска мыла, пошла на невиданные доселе затраты ради безопасности мирного населения. Хрущёв и его ЦК это понимали, пишет surmasite.

Но советская власть — это такая самозагнивающая и саморазрушающаяся форма власти, которая, чем ближе к апогею разложения, тем безнравственней. В 1972 году на Харьковщине, в Красноградском районе, произвели ядерный взрыв.
Втайне от людей. На живых людях.

Вот как это было и как начиналось. Большая часть природного газа Украины добывалась в Харьковской области. В одном Красноградском районе газ качали из почти двадцати скважин. Бурили очередную. И вот 17 июля 1971 года произошло ЧП — под давлением в 400 атмосфер из скважины вырвался газоконденсат. Разнесло буровую — рвануло на 30 метров в вышину. Погибли бурильщики.

В село Першотравнево — в 400 метрах — послали гонцов. Просили огня не зажигать, не курить, костров не палить, света не включать — для взрыва достаточно одной единственной искры. Селяне отнеслись с пониманием. А тем временем спешно решалось, как обуздать выброс газа. Уже на следующий день было принято решение газовый фонтан поджечь. И уже полыхает факел высотой в несколько десятков метров, освещая днем и ночью красноградские села. И так он горел еще долгий год, как вечный огонь по убиенным впоследствии людям.

Забросать скважину бетоном не удалось. Тогда следовало бы применять давно оправдавшей себя метод раскапывания скважины. Но вот тут и начинается преступление против народа: раскапывать долго и нудно, а газ даешь стране сейчас. План даешь! К младшему брату летит из Москвы старший брат — московские спецы. Везут они в портфелях план страшного злодейства против советского народа.

Злодейство это уже одобрено Брежневым и Косыгиным. Уже подготовлены палачи из спецподразделения Министерства машиностроения, уже стоят наизготовку спецчасти войск МВД и КГБ. Украинские газовщики и спецы о решении ЦК не информируются, однако взяты подписки о неразглашении на 15 лет. . Так что же там старшие братья удумали?

А удумали они произвести подземный ядерный взрыв на скважине. Операция под кодовым названием «Факел». Руководителем данного преступления назначили генерала — великого спеца по подземным ядерным испытаниям. . Для забивания скважины предусматривалось пробурить другую, наклонную. Примерно на глубину до 2 тысяч метров. И внедрить в эту скважину взрывное ядерное устройство. В треть хиросимской бомбы «Малыш» зарядом, в 3.8 килотонны.

Зону скважины радиусом в 400 метров обнесли колючкой, засыпали слоем песка в 20 сантиметров, заботливые. Расставили охрану из войск КГБ и МВД. Исполнителям выдали специальную антирадиационную защиту. Все скважины района заглушили. Обесточили энергосети. Обезопасились сами. А жители? А жители и знать ничего не должны, подумаешь — жители! Жителям Першотравнево велено было убираться — в нескольких километрах разбили для них лагерь.

Гнали селян без объяснения причин. На сборы дали несколько дней. А как крестьянину за несколько дней управиться? Под людской скот грузовик и то не дадут, а под корову, под сено? Куда поросят, кур? А вещи как: и ту же косу, те же вилы? И на сколько времени гонят в лагерь, какую одежку брать? Тайна. И потянулись скорбные возы к лагерю беженцев, поплелась скотина за возами. Молодые уходили, а старики отказались покидать родные хаты, по закутам поховались. Их всего за час до взрыва повыловили, и в 9 утра 10 июля 1972 года вывезли в село Хрестище, что в двух километрах от эпицентра взрыва. И восьми километрах от трассы Москва-Симферополь.

Ровно в 10 утра всем находящимся в 400-метровой зоне была дана команда встать на цыпочки и… земля содрогнулась! От этого содрогания людей подбросило вверх. Все вокруг попадало ниц. Из кратера в небо кроваво поднимался землистого цвета столб и плыл-плыл-плыл в сторону населенных пунктов… . Тень зловещего облака закрыла солнце… Наступила мертвейшая тишина… Кратер замолк…

Но кратер замолк только на коротких 20 секунд. И раздался новый взрыв чудовищной силы — воспламененный газ из глубин кратера вырвался на высоту километра, выплевывая в воздух породу. Заполыхало и затрещало все вокруг. Беленые украинские хатки повалились, оставляя бесстыжие дымоходы печей. Заборы-тыны, сараи, клети, яблоньки, мальвы у порогов хаток — все сметено взрывом.

Руины, как Мамай прошел. Они уедут, а Украина еще целый год будет разбирать руины, строить селянам бесплатные квартиры, чтобы народ смог счастливо вернуться в зараженную родную зону — село Першетравнево. А самое страшное, что ровно через час после взрыва, в самое пекло, в самый ад людей погнали обратно в село.

Зачем травили землю и воздух радиацией? Закрыть скважину? Так ведь не закрыли! Кратер продолжал полыхать. Облако ушло на Полтавщину, а оттуда дальше и дальше. Вітай-шануй, Вкраїна! Не справились с газом. Со стихией. Укатили. Вместо одной проблемы оставили множество. И вы решайте там себе.

А местные специалисты пошли раскапывать скважину старым дедовским методом: при бушующем пламени, постоянно под брандспойтами воды, в невыносимой жаре от бушующего пламени в зоне критической радиации раскапывали карьер шириной 400 и глубиной 20 метров. Спецзащита? Да господь с вами, разве можно, чтобы народ трудящий догадался, что они там натворили. Пущай так роют. Авось! И рыли они, эти заложники героизма и трудовой доблести аж целый год — до июля 1973 года. За это время в трубу под хвост сгорело больше одного миллиарда кубов газа.

Но бог с ним, с газом! У нас и не то пропадало, и не в таких размерах. Посмотрите на обочины дорог, ведущих в Норильск, — кладбища техники. Посмотрите на зерно, сваленное в кювет — элеватор не принял. Посмотрите на мертвые земли, оставленные после целины. Посмотрите на безглавые церкви Украины, России, Беларуси. Вот еще реки не успели вспять поворотить, но дамбу-то в Питере уже начали строить! Бог с ними, с потерями. Я — о людях. О главной ценности страны, не выражаемой ни в денежном, ни в материальном эквиваленте. Я — о преступном правительстве, устроившем своему народу-кормильцу ядерный геноцид.

Если о чернобыльских жертвах теперь знают все, и мы о них вечно помним и вечно будем скорбеть, то вот эти сельские першотравневцы, хрестищенцы, люди, закрывавшие радиоактивный кратер — о них мало известно. Как и о самом преступлении. Они не имеют чернобыльских льгот, их детей не вывозят за границу на лечение. О них не желают говорить. А я хочу, чтобы о них знали и помнили. Чтобы их поминали в скорбный день. Светлой памяти жертв советизма посвящаю. Вечная им память. Аминь.

«Больше этим шарлатанам не верю»: волонтер рассказал, что твориться в Украине

Матрицу коррупции и кумовства в Украине можно убить только через жёсткие, даже шокирующие действия. Среди них — посадки коррупционеров.  Чёткие правила для чиновников. Прозрачность принятия решений. Неотвратимость наказания. Существовать дальше государство сможет только после реализации этих базовых вещей.  Об этом пишет на своей странице в Фейсбуке управляющий партнер Creative Quarter, основатель инициативы PayPal for Ukraine Илья Кенигштейн, передает АНТИКОР

5 лет я слышу вокруг призывы волонтёрить, жертвовать, скидываться, присоединяться, участвовать и т.д. 5 лет без пары месяцев. И вижу, как на фоне многочисленных призывов о помощи и поддержке вокруг развелось огромное количество разного рода правительственных популистов, которые паразитируют на одном и том же человеческом достоинстве — милосердии.

Я более двух лет, с весны 2014, беззаветно помогал реформировать государство и его экономику — пока не увидел, что моей помощью торгуют в разного рода министерствах и муниципалитетах, выдавая её за свои достижения и выбивая себе очередные преференции. Поэтому я, как и другие, с 2016 года больше этим шарлатанам не верю. И искренне сочувствую тем, кто продолжает это делать.

Тогда, весной 2014, таких как я было немало. Десятки, если не сотни. Представители бизнеса, инвесторы, технологические предприниматели, просто умные и неравнодушные люди, повидавшие мир. Не делать что-либо для страны считалось неправильным. Но в 2016 году большая часть из нас разочаровалась и ушла. Мало кто продержался дольше.

Для того, чтобы получить хоть какие-нибудь позитивные результаты, нужны общественные стандарты и ценности. У нас должны стать аморальными такие понятия как воровство, коррупция, обман, вымогательство, рейдерство.

Соответственно, общество нужно всему этому учить с нуля. Учить законам, нормам, правилам коммуникации, стандартам в социуме. Как работать. Как воспитывать детей. Как относиться к ближним. Как к чужим. Учить тому, что зависть это плохо. Что хамство это не норма. Что бухать вредно. Что срать в подъезде нельзя. И ещё многому. Учить как детей. Потому что сейчас, по сути, имеем огромную страну, в которой живет крайне мало взрослых людей.

Один умный человек сказал мне: «Илья, я больше не верю. Украина — крайне опасная страна для реформ и честного ведения бизнеса. Откаты тут норма. Рейдерство на каждом шагу. Пока не уйдёт в небытие целое поколение, пока не вырастут дети, родившиеся вне совка — ничего не изменится. Мы будем ещё долго ползти по дороге, глухие и слепые, не понимая куда, зачем и не видя конечной цели». Но я пока верю. Хоть и вера моя уже микроскопически мала. Ведь я немного разбираюсь и вижу, как что-то меняется. Медленно, со скрипом, но меняется.

Но когда я, как и те, кто волонтёрил со мной в 2014-2016, после сотен встреч, обсуждений, презентаций, драфтов законопроектов и прочего, получаю от какого-либо представителя государства приглашение на очередной круглый стол по пустому обсуждению очередных реформ — тогда, когда всё это уже сказано и написано и всё, что нужно — это наконец начать делать, у меня возникает только одно желание: послать на*уй.

Решение об автокефалии хоть и принято, но будет ли реализовано, непонятно – митрополит Антоний

Решение о провозглашении Украинской автокефальной церкви принято, однако, как как оно будет реализовываться и будет ли реализовываться вообще, до сих пор непонятно. Об этом в интервью «Вестям» заявил Управляющий делами УПЦ, митрополит Бориспольский и Броварский Антоний.

«Из официальных заявлений мы знаем, что решение по автокефалии принято. Однако, как оно будет реализовываться и будет ли реализовываться вообще, до сих пор непонятно. Складывается впечатление, что в жизнь претворяется формула – «принято решение принимать решения». А что это значит? Никто четко не знает, поскольку толкования даются разные. В Украине одни, в Греции – другие», – заявил митрополит Антоний.

Управляющий делами УПЦ отметил, что этот процесс вообще настолько политизирован в Украине, что принял масштабы чуть ли не события всеобъемлющего значения. «Хотя, по оценке представителей той же греческой церкви, это вопрос очень тонкий и о нем нужно поменьше распространяться. Ведь нужно все тщательно просчитывать, чтобы, решая одну проблему, не создать другую – гораздо более серьезную и многогранную», – отметил митрополит.

Курс валют на 24 вересня: долар зависне в повітрі

Стало відомо, яким буде курс іноземних валют за даними Національного банку України (НБУ) у понеділок, 24 вересня. Порівняно з показниками у вихідні дні, 22-23 вересня, гривня не зміцнилася в своїх позиціях, її показник — 28,06 за долар. Про це повідомляє прес-служба офіційного регулятора, пише портал Знай.uа

Офіційний курс валют НБУ на 24 вересня

100 доларів США – 2806.2880 гривні;
100 євро – 3299.9141 гривні;
10 російських рублів – 4.2359 гривні.

Як видно з цими показниками, євро знизився в ціні на 3 копійки, а вартість російського рубля з неділі збільшилася на 1 копійки. Крім того, долар залишається на тій же позначці.

Тим часом українська гривня не просто повільно втрачає позиції на фінансовому ринку, вона офіційно визнана однією з десяти найбільш ризикованих валют у світі. Про це на сторінці «Dubinsky.pro» в Facebook написав журналіст Олександр Дубинський.

Спираючись на дані інвестиційного банку Nomura, він стверджує: така ситуація точно не на користь держави, вона може викликати колапс у всіх сферах економіки.

«Українська гривня — в десятці найбільш ризикованих, обвал яких по відношенню до світових валют може статися абсолютно в будь-який час. Що це означає? Вкрай високі ризики раптової девальвації, пов’язані з відомими всім фактами: дефіцит платіжного балансу, відплив капіталу, високе боргове навантаження і відсутність підтримки МВФ. Публікація індексу Nomura тільки прискорить, це сигнал усім спекулятивним інвесторам — на вихід. Скоро зліт», — говорить Дубинський.

Нагадаємо, що Міжнародний валютний фонд оприлюднив економічний прогноз для України на найближчі 5 років. За версією експертів, ВВП на душу населення зросте на 50%.