Среда, Ноябрь 21, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

5000 долларов за жизнь онкобольного ребенка: их надо знать в лицо

Вот так вот борьба за «потоки» и взятки объединяет всех вокруг борьбы с международными закупками и за сохранение хлебных мест, чтобы и дальше брать поборы с родителей онкобольных детей, передает  УП.Життя.

Они убивают наших детей.

Image may contain: 6 people, people sitting

На фото: Ирина Маркевич, «активистка», Светлана Донская и Олег Рыжак — врачи. Это в прошлом году они рассказывают, что международные закупки, из-за которых подешевели лекарства — это плохо.

Рыжак — это врач, который требовал от мамы онкобольного мальчика 5 тыс долл. за то, чтобы положить его в больницу, а потом «ножкой открывал ящик и говорил, куда положить деньги»

Донская — его начальница.

«Активистка» Маркевич теперь требует освобождения Супрун и Линчевского, ибо, видите, те решили Рыжак и Донскую от «кормушки» убрать и детей защитить

Вот так вот борьба за «потоки» и взятки объединяет всех вокруг борьбы с международными закупками и за сохранение хлебных мест, чтобы и дальше брать поборы с родителей онкобольных детей.

Надеемся, бумеранг справедливости их же догонит. 5000 долларов требовал врач за устройство больного раком ребенка на лечение в детскую больницу «Охматдет». 5000 долларов за шанс на жизнь больного мальчугана, который так и не дожил до своего выздоровления.

Видео, которое несколько дней назад появилось в сети, шокировало.

На нем мамы детей, лечившихся от рака в детской больнице «ОХМАТДЕТ», рассказывают страшные вещи. 5000 долларов они в конверте заносили врачу, который «ножкой открывал ящик и говорил куда положить деньги». Мама рассказывает, что ее сын собирали эти деньги всем миром, давали кто сколько мог — по 5, по 10 долларов.

И она так, в конверте с этими купюрами и принесла их врачу. А врач накричал на нее и заставил принести «нормальными» купюрами. Нормально — это по 100 долларов, чтобы ему удобнее было считать. Представьте! Чтобы врачу было удобнее считать взятку, которую он требовал от мамы мальчика за устройство на лечение.

Не просто мальчика, а больного раком ребенка, который так и не смог преодолеть страшную болезнь и умер. Около двух недель назад появилась информация, что этого врача — заведующего отделением трансплантации костного мозга Олега Рыжака и еще одну заведующую Центром онкогематологии -= врача Светлану Донскую из-за реорганизации больницы решили перевести с административной работы исключительно во врачебную практику.

Новое руководство больницы и Министерство здравоохранения предложило им другие должности, на которых они больше времени смогут уделять маленьким пациентам, но без доступа к закупкам больницы, и теперь они не будут решать, кого брать на лечение, а кого нет, а только лечить детей.

Казалось бы, врач должен радоваться, что будет больше времени уделять маленьким пациентам, но нет — в детской больнице поднялся огромный скандал. В «Охматдет» «защищать врачей» едут народные депутатые, медицинский персонал подводят на забастовки, а эти самые врачи начали обвинять руководство Минздрава в отсутствии лекарств в больнице.

Почему же врачи так противятся тому, чтобы заниматься исключительно врачебной практикой, на которую они учились, а не административной работой, которую с них хотят снять? Ответ очевиден — тогда они потеряют доступ к золотой кормушке не смогут требовать по 5000 долларов за лечение больных детей, заказывать лекарства и получать огромные откаты от фармацевтических компаний за закупку супердорогих препаратов, которые потом не используют.

Например, в прошлом году на складах Охматдета испортилось препаратов на полмиллиона долларов. Почти 12 млн гривен вернули только 1 препарат — «Ноксафил», который врачи … не успели использовать. Другие препараты, например, «Вифенд», альбумин, Солю-Медрол, в то время, когда они портились на складах больницы, заставляли покупать волонтеров.

1 ампула препарата Ноксафил стоит около 20 000 гривен. Представьте: в прошлом,году 2017 Охматдет заказал 1000 флаконов, а использовал всего 516. На этот год врачи, не использовав в прошлом году половину лекарств, заказали их в 3 раза больше — 1526 флаконов! Использовали 500, а заказали 1500! 1500 флаконов — это почти 30 млн гривен! Большинство из которых даже не используют!

Это деньги, которые могли бы спасти чью-то маленькую жизнь, а взамен пойдут в карманы фармацевтических компаний, а препараты позже спишут. В «Охматдете» заказывают этот препарат 2 врача, а именно заведующий отделением онкогематологии и трансплантации кистового мозга Олег Рыжак и заведующая Центра онкогематологии и трансплантации костного мозга Светлана Донская.

Это тот Рыжак, который требовал у родителей по 5000 долларов за устройство больного ребенка на лечение. Это та самая Донская, которая беспощадно критиковала закупки лекарств через международные организации, когда цены на лекарства снизились почти в 2 раза.

ОНИ УБИВАЮТ НАШИХ ДЕТЕЙ!

Именно они из года в год заказывают в разы больше супердорогих лекарств, чем на самом деле используют. Мало того, эти препараты не рекомендованы для лечения детей с раком до 13 лет Международной ассоциацией педиатров-онкологов.

Почему же украинские врачи заказывают препараты, которыми не пользуются в мире, которые стоят в разы дороже и самое главное — намного больше, чем им нужно? По моему мнению, ответ может быть только один и называется он — «откат». Такие препараты не продают в аптеках и могут быть закуплены только централизованно.

Соответственно, для этого нужны врачи, которые закажут препараты в большом количестве. Ни для кого не секрет, особенно в онкологии, что стандартный «откат» с рецепта для лечения той же химиотерапии составляет в среднем 10%. Посчитайте и вы поймете, как врачи получают бешеные деньги. Например, в этом году эти же врачи Рыжак и Донская заказали комплекты. Это наборы используют для сепарации, то есть отделения кровяных клеток.

Вот только заказывали они эти комплекты, зная, что аппаратура, на которой они используются, не работает! Кому они нужны при неработающем оборудовании? Многое становится понятно, если посмотреть декларацию недавно уволенного главного врача «Охматдета», который почти 15 лет руководил детской больницей — Юрия Ивановича Гладуша.

Врач и его жена, которая работает преподавателем в государственных университетах, имеют дом на 300 квадратов, 3 квартиры и около 50 000 долларов сбережений. Не зря, когда Минздрав решил освободить его, в больнице произошел скандал: врачей заставляли подписывать письма в поддержку экс-главного врача, а Министерство обвиняли в давлении.

Как видим, история вновь повторяется. Врачи-взяточники, которые управляют заказами больнице, не хотят поступаться хлебными местами. Они пытаются сделать виновным новое руководство больницы, которое предлагает им врачебную практику, но уже без возможностей зарабатывать на маленьких пациентах.

Они хотят, чтобы родители и дальше собирали по родственникам и знакомым по 5, 10 долларов на спасение жизни ребенка, а затем приносили им конверты уже с удобными купюрами.

Александра Устинова, член правления «Центра противодействия коррупции», специально для опубликовано в издании  УП.Життя

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB