Четверг, Ноябрь 22, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Комбат Червень: «Мне важно знать, з что я там воюю?»

По ту сторону окопов — русскоязычные. Это они нас убивают. НЕ украиноязычные. Мы слышим все их разговоры в эфире, их общение между собой. Они все — русскоязычные. И они ненавидят нас животной ненавистью. Они пытают наших пленных и получают от этого удовольствие.  Киев. Школа. Комбат Червень, которого пригласили на встречу к ученикам на День защитника Украины. Подхожу к школе, Сентябрь уже здесь. Мимо пробегают дети.  Об этом рассказала в Фейсбуке известная украинская писательница Лариса Ницой, передает АНТИКОР

— Они все русскоязычные! — наклоняется ко мне.

«Успокаиваю» его.
— Не все, мой — украиноязычный. В предыдущей школе украиноязычных было двое. В Киеве все школы такие…

…Украинский и казацкий флаги. На стене портрет Василия Стуса. Поэт-мученик смотрит на детей и на комбата. Июнь рассказывает о военных буднях, показывает видеокадры с фронта. У части детей выступают слезы.

— Вы должны понять, — говорит комбат, — против нас НЕ воюют украиноязычные. По ту сторону окопов — русскоязычные. Это они нас убивают. НЕ украиноязычные. Мы слышим все их разговоры в эфире, их общение между собой. Они все — русскоязычные. И они ненавидят нас животной ненавистью. Они пытают наших пленных и получают от этого удовольствие. Мы тоже берем пленных, чтобы обменивать на наших. Недавно выменяли нашу девушку. Она сейчас проходит лечение. Не выдержала в плену пыток и сошла с ума …

Дети сидят, замерев.

— Но вы видите, война пришла не везде. Война пришла на подготовленные земли. Те земли, где говорили по-русски. Там ждали врага. У них общий язык.

Дети пересматриваются.

— Вот скажите мне, — продолжает комбат. — Почему вы все между собой общаетесь на русском? Уроки у вас на украинском. Парад казацкой песни на украинском. Замечательный парад, я на нем был. Но я вижу, вы выходите из урока и разговариваете на русском. Объясните, почему? Мне важно знать, ЗА ЧТО Я ТАМ ВОЮЮ?

Разговор доверительный, дети отвечают:

— Нам так удобнєй.

— Ми так привыкли.

— Нас так научили родитєли.

— Потому что дома ми разговариваєм так.

И сразу на задний план отступают вышиванки, их попросили одеть классные руководители. И сразу теряет смысл тот парад казацкой песни, который эти же дети проводили в младших классах…

«Ім так удобнєє» — и учителя со своим патриотическим воспитанием отступают на задний план. «Так разгаварівают дома» — и этим все сказано.

Понимаете ли вы, украинцы, что дети этих детей тоже будут русскоязычные? Потому что эти дети (будущие родители) дома так «разгаварівают», и их родители (будущие бабушки и дедушки), так «разгаварівают». И так научат «разгаварівать» новорожденных.

Есть ли какой-то спасение от этого? Е. Все публичное пространство должен быть тотально украиноязычным. Русский язык должен стать не удобным и не выгодным. И, наоборот, выгодным — украинский.

Заботится об этом наше государство? (государство — это весь властный аппарат со всеми министерствами и другими рычагами воздействия). Нет, не заботится. Они мыслят какими-то другими категориями. Они не меряют украинским Украину.

Спасибо, друг Андрей, что воюешь там. Извини, что вынужден выполнять нашу работу еще и здесь, на языковом фронте, в тылу.

На всякий случай замечу, что по эту сторону окопов — тоже много русскоязычных (и русских по национальности)…