Четверг, Апрель 25, 2019
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Некому работать

Пока компании не могут найти водителей, сантехников и швей, а в больницах не хватает медсестер, более всего «свежей крови» на рынок труда поставляют юридические и экономические факультеты. Выпускников-юристов только за один год в шесть раз больше, чем обнародованных вакансий! Что не так с рынком труда Украины пишет АНТИКОР с ссылкой на  ТЕКСТИ

В 2017 году больше всего выпустилось юристов, финансистов, учетчиков, экономистов, филологов, учителей младших классов. Если они будут искать работу по специальности, то на одно рабочее место будут претендовать шесть юристов, четыре экономиста, два завхоза («учетчики» в терминах чиновников от образования). Среди топ-вакансий больше простых профессий, тех, которыми можно овладеть без образования: водители, продавцы, работники котельной, охранники. Но, как ни странно, по этим профессиям тоже учатся в колледжах или училищах.

Пока компании не могут найти водителей, сантехников и швей, а в больницах не хватает медсестер, более всего «свежей крови» на рынок труда поставляют юридические и экономические факультеты. В 2017 году юристов требовалось столько же, сколько и официантов или электромонтеров. По крайней мере, об этом свидетельствуют данные Государственной службы занятости. Но выпускников-юристов только за один год в шесть раз больше, чем обнародованных вакансий. Правительство планирует навести порядок с этим дисбалансом. Но там слабо представляют, что происходит на рынке, и не имеют данных ни о потребности работодателей, ни о том, какие профессии получали студенты за государственные средства.

Чем выше и левее расположена точка на графике, тем больше разрыв между большим количеством выпускников и небольшим количеством вакансий. Маркетологов, кондитеров, штукатуров и автослесарей выпускается также больше, чем готовы взять на работу.


Теперь надо объяснить несколько терминов.

Рабочие — так дальше мы, пользуясь официальной терминологией, называем выпускников училищ, колледжей и техникумов, получивших образование квалифицированных рабочих. Их преимущественно выпускается меньше, чем в целом есть официальных вакансий.

Профессионалы — так дальше называем выпускников, которые имеют степень младшего специалиста, бакалавра, магистра и специалиста. По некоторым профессиям их выпускают больше, чем объявляют вакансий.

На графике видно, что среди топ-вакансий больше простых профессий, чем тех, которыми можно овладеть без образования: водители, продавцы, работники котельной, охранники. Но, как ни странно, по этим профессиям тоже учатся в колледжах или училищах.

Профессия водителя — самая популярная среди рабочих. Но за год рынок ее получает втрое меньше, чем требуется. В течение 2016-2017 годов спрос рос, а количество выпускников уменьшилось. К тому же, в училищах водитель является профессией-приложением к основной. В дипломе рабочего может быть сразу несколько специальностей, например, водитель может одновременно быть слесарем, работником фермы, штукатуром или сварщиком.

На средства госбюджета в профучилищах обучают рабочих по 19 специальностям. Они содержатся в перечне ”профессий государственного значения”, который пересматривался и в 2018 году. Из топ-100 вакансий здесь есть только три: токари, монтеры путей и виноградари. Нет трактористов, продавцов, швей и медсестер.

Зато из госбюджета оплачивают, например, обучение тестомесов, живописцев, мотористов и машинистов буровой установки (рабочие на стройке), которых среди миллиона вакансий было всего несколько десятков.

С децентрализацией ответственность за формирование заказа на рабочих перешла на региональный уровень. Областные администрации, учреждения профобразования, местные работодатели должны были совместно согласовывать, в коаких кадрах есть наибольшая потребность. Где-то компании сами проявляют активность и приобщаются к учебным планам, чтобы получить лучшее адаптированных под себя работников. Но в целом диалог только начинается.

О том, что юристов и экономистов много, говорят уже давно. И с 2018 года существенно ограничили госзаказ по этим направлениям. С юристами это пока не сработало: в 2018 году, несмотря на уменьшение бюджетных мест, это все равно самая популярная для поступающих профессия. Также уменьшили количество бюджетных мест на психологию, финансы, учет (завхозы) и менеджмент. Хотя на графиках видно, что завхозов (а это сродни бухгалтерам профессия, требующая контроля не только за деньгами, но и за имуществом предприятия) в последние годы выпускали меньше, чем предлагалось вакансий.

МОН увеличил госзаказ на образовательные специальности, естественные науки, математику и статистику. Но и в пределах одного направления и одного министерства (Минобразования формирует госзаказ и является работодателем для учителей) может возникать дисбаланс. Например, учителей начальной школы в 2017 году выпустили больше, чем есть вакансий. А будущих преподавателей средней школы и вузов выпускали существенно меньше, чем нуждались. В МОН, похоже, сделали выводы, и в 2018 году бюджетных мест для будущих учителей средней школы — больше.

Анализ данных о вакансиях от центров занятости за май-август 2018 показал, что работодателям трудно найти как низкоквалифицированных работников (швей, каменщиков, водителей, подсобных работников, грузчиков, уборщиков), так и специалистов, для которых ценятся квалификация и личный профессионализм (операторов станков, электромонтеров, трактористов). И тех, и тех профессий больше всего среди вакансий, которые остались незаполненными за 4 месяца.

Среди управленцев в дефиците руководители производственных участков (мастера), в торговле — кассиры, в здравоохранении — медсестры.

Частные сайты объявлений и государственная служба занятости примерно одинаково показывают текущие потребности в работниках медицины, образования и безопасности, а также строительства, логистики и связи.

Поразительная разница в данных о медиарынке, ІТ-секторе, секторах торговли и продаж. Работодатели из этих сфер гораздо реже сообщают о вакансиях центрам занятости.

Можно предположить, что в центры занятости не обращаются те, кто платит черную зарплату (скорее всего, это касается торговли и медиа), или оформляет работников как ФЛП (традиционно для ІТ), или рассчитывает найти младших современных работников, что также актуально для медиа и ІТ.

Интересно, что через службу занятости чаще, чем в коммерческих подборках объявлений, ищут рабочих и работников без образования, а также госслужащих и чиновников местного самоуправления.

Некому работать

В молодой львовской компании MiniZavod долго искали швею — и нашли ее именно в центре занятости, рассказывает соучредитель компании Иван Шегда. Бренд занимается полиграфией, в частности, печатают на одежде и аксессуарах собственного пошива. Иван говорит, что найти швею трудно по нескольким причинам: приходится конкурировать за работников с крупными фабриками, которые больше платят, многие работники едут в Польшу, а если остаются, то требуют «польскую» зарплату. Еще одна проблема — люди этой профессии не хотят работать на кого-то, а выбирают свободный график и работу на дому. «Девушка, которую мы нашли, интересуется более творческой работой. А это наше преимущество перед крупными предприятиями, где хорошо платят, но требуют большой объем однотипной работы», — говорит Иван.

Среди востребованных специфических профессий в 2018 году можно выделить медсестер. Это низкоквалифицированная работа, которую без медицинского образования не получить. Сами медсестры жалуются, что платят им слишком мало. «Я работала в детской реанимации, это большая ответственность. Дозировку назначает врач, но вводим все препараты мы, и малейшая ошибка может дорого стоить», — рассказывает Анастасия Солдатова из Днепра. Она закончила училище в прошлом году и получала за работу 3200 гривен в месяц. Говорит, что из 20 одногруппниц по специальности пошли работать только пятеро.

Чтобы содержать себя, Настя работает почти без выходных: в итоге имеет 1,5 ставки в государственной больнице и работу в аптеке. При этом получает высшее образование фармацевта и планирует дальше работать только по этой специальности, потому что можно больше зарабатывать. Обычная практика для медсестер — работать в государственных больницах ради стажа, а в частных — для денег. Получать надбавки медсестры могут через повышение квалификации, работу в сложных условиях: например, в реанимационных или инфекционных отделениях. По данным центров занятости, самую высокую зарплату для медсестры предлагали в Киеве — 6500 гривен. На сайтах объявлений в частных клиниках анонсируют зарплаты до 10-15 тысяч гривен.

Водителей не хватает явно не из-за зарплаты. Одинаково “провисали” месяцами и вакансии на 2172 грн за неполную ставку водителя в Луцком центре занятости, и на птицефабрике в Вышгороде за 18 000 гривен в месяц. В компании «Мироновский хлебопродукт», которому принадлежит птицефабрика, считают, что недобор связан с расширением производства. Но эксперты также отмечают, что водители чаще находят работу за рубежом. Частные сайты пестрят объявлениями о работе для водителей за рубежом, как правило, это дальнобойщики на 50-60 тысяч гривен.

Спрос на юристов, учетчиков, экономистов, бухгалтеров, кондитеров, фармацевтов, штукатуров, менеджеров, маркетологов, экспедиторов, парикмахеров — большой, но так же много и безработных по этим специальностям.

«Этим профессиям свойственен быстрый оборот вакансий», — объясняет кандидат экономических наук, завотделом социальных проблем рынка труда Института демографии Лариса Лисогор.

Владислав Ременяк в 2017 году получил образование юриста в Одесской академии. Выбирал между прикладной математикой и юрфаком. «Аргументы в пользу первого — большой спрос на рынке труда и перспективная зарплата. Самое большое преимущество юридического образования — ее универсальность. Есть большой круг управленческих и административных должностей (кроме чисто профессиональных), которые доступны при наличии юридического образования», — говорит Владислав.

Сразу после бакалавриата пошел работать в суд на маленькую зарплату и не самые лучшие условия. Сейчас он юрисконсульт крупного холдинга. Признается, что рынок недружественен к молодым специалистам, и особенно к тем, кто рассчитывает на высокие доходы. Считает, что частично популярность юридической профессии вызвана устаревшими представлениями о рынке труда, часто среди родителей и родственников абитуриентов.

Среди рабочих популярна профессия автослесарей, а вот на слесарей-сантехников учиться идут неохотно, хотя вакансий значительно больше.

Как пояснила Лариса Лисогор, автослесари более склонны создавать собственный бизнес, поэтому и не светятся в объявлениях о поиске рабочих или работы.

А сантехники чаще является наемным персоналом, к тому же, в коммунальных учреждениях, активнее взаимодействуют с центрами занятости поиска рабочих. Поэтому их чаще ищут через объявления.

То, что часто в новостях пишут о нехватке инженеров и профессиональных технарей, не совпадает с данными центров занятости. Безработных инженеров больше, чем вакансий. Почему так?

«Это вопрос качества образования и переподготовки своих работников самими предприятиями, — объясняет Лариса Лисогор. — Инженер, получивший образование еще в СССР и не работавший с современным оборудованием, не найдет работы».

В чем проблемы прогнозирования

В 2018 году Минэкономразвития (МЭРТ) инициировало изменения в механизм госзаказа. При недоборе на технические специальности вузы не могут увеличить количество бюджетников по другим направлениям, например, на маркетинг и юриспруденцию, куда больше желающих на вступление.

Директор аналитического центра CEDOS Егор Стадный отмечает, что сокращать бюджетные места безболезненно можно там, где и так много поступающих на контракт: право, менеджмент, экономику, туризм, журналистику, международные отношения. Также следует изменить подход и к стоимости подготовки одного выпускника.

«Если государство ставит приоритетом более ценные специальности, которые не являются популярными среди абитуры, то на них должны выделять больше денег: на лабораторное оборудование, образцы для практической работы и современную технику. В длительном эффекте это бы могло повысить интерес к таким профессиям», — говорит Егор Стадный.

При МОН создана рабочая группа, которая будет работать над оценкой занятости выпускников. Это поможет оценить качество подготовки кадров по их востребованности. По оптимистичным оценкам, в 2019 году может быть готово техническое задание для такого мониторинга.

Обновление госзаказа имеет много общего с анализом текущих вакансий. Хотя только вакансии не является базой для прогноза потребностей на рынке труда. Они отражают только часть текущих потребностей компаний. В вопросах, касающихся рынка труда, взаимодействуют несколько ведомств: Минсоцполитики занимается трудоустройством, МОН направляет работу учебных заведений, а МЭРТ прогнозирует потребности бизнеса на 3-5 лет.

Прогноз МЭРТ на 2018-2021 годы вызывает большой скепсис. Он не слишком отличается от анализа текущих потребностей и предусматривает наибольший рост спроса на работников всех отраслей промышленности, строительства, торговли и автосервисов.

Тогда как на технарей (инженеров-физиков, химиков, математиков), по этому прогнозу, спрос вырастет лишь на 12%. В МЭРТ признают, что методика устарела, поэтому призывают всех заинтересованных участвовать в ее совершенствования. Но даже несовершенный документ найти в свободном доступе не могут, например, абитуриенты и их родители. «ТЕКСТИ» получили его на запрос.

Прогноз рынка труда США можно найти на сайте Департамента труда. Он является результатом сбора статистических данных, которые подают государству сами компании. Это не только вопрос методологии — в Украине она есть, отмечает Лариса Лисогор. Это проблема устойчивости ведения статистики, а также способности самих компаний оценивать свое состояние и перспективы развития. Процент украинских компаний, которые могут планировать работу на 5-10 лет, чрезвычайно мал. Эксперт прогнозирует, что в ближайшие годы экономика будет активно перестраиваться, в том числе и благодаря реформам. Например, рынок сельского хозяйства значительно вырос в структуре ВВП. И хотя сегодня крупный агробизнес более всего нуждается в рабочих, но ближайшие годы прогнозируют большой спрос на аналитиков, специалистов по инновациям и ІТ.

«Очень опасно планировать будущее, учитывая сегодняшние потребности, ведь они могут быть простыми. Я хочу жить в стране, где через 10-15 лет будут воплощать биотехнологические разработки, исследования космоса, проекты с большой добавленной стоимостью. Надо стратегировать в отрасли и опережать потребности», — мечтает Егор Стадный.

Как собирались данные

В основу исследования легли данные Государственной службы занятости (ГСЗ). Они не отражают полной картины в потребностях на рынке труда, но являются наиболее постоянными и структурированными. Чтобы показать, какие отраслевые работодатели не обращаются в центры занятости, мы сравнили объявления частных сайтов с данными ГСЗ.

Во время этого исследования получить данные о количестве трудоустроенных выпускников по каждой специальности не удалось. Министерство образованияимеет  лишь обобщенные цифры. В конце концов, в исследование вошли данные о количестве выданных дипломов, которые имеются в распоряжении госпредприятия «Инфоресурс». Там данные только с 2015 года, но и они неполные. Поэтому исследовать большой промежуток, чтобы отследить динамику, просто невозможно.

Еще одна проблема — нет четкого утвержденного перечня, какое образование дает возможность работать по определенной профессии. Анализировать данные в отношении рабочих проще, потому что код профессии в дипломе соответствует коду профессии в соответствующем классификаторе. Для построения графика мониторились требования к образованию в объявлениях о вакансиях, описания специальностей, которые формировали сами университеты, — и так строились связи между образованием и профессией. В государственных структурах давно говорят о том, что классификатор профессий устарел. А работа над построением стандартов соответствия образования и профессий — только в процессе. Поэтому это исследование показало, насколько слабой, нестабильной и закрытой является информационная база, которая должна была помогать бизнесу и абитуриентам прогнозировать свои возможности и потребности и следить за ситуацией на рынке труда.