Суббота, Октябрь 20, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

«Сказали, что из-за ошибки их оператора я обязан заплатить 190 тысяч»: клиент украинского банка рассказал шокирующую историю

В течение последних трех лет СМИ неоднократно рассказывали историю киевлянина Николая Конюшенко, который, сняв собственные деньги с карточки, оказался должен банку более 300 тысяч гривен, пишет АНТИКОР с ссылкой на  fakty.ua

Николай Конюшенко снимал свои средства, находясь в Грузии, и делал это несколько дней подряд. Вернувшись в Украину, мужчина знал, что у него на счету осталось одиннадцать тысяч гривен. А через несколько месяцев ему вдруг позвонили из банка и заявили, что у него образовалась большая задолженность. Дескать, когда он снимал деньги, произошел технический сбой, в котором виноват сотрудник банка, вовремя не поменявший курс. И несмотря на то что виноват был банк, выплатить деньги все равно обязали Николая Антоновича. Абсурдную ситуацию представитель банка объяснил так: мол, в банковском договоре, который подписал Николай Антонович, есть пункт, обязывающий клиента даже в случае технического сбоя выплачивать деньги. И даже если виновен сотрудник банка, деньги будет отдавать не виновник, а клиент.

На то, чтобы добиться справедливости, у Николая Конюшенко ушло три года. Ситуация решилась только после того, как суд признал, что вышеуказанный пункт в банковском договоре «противоречит нормам законодательства и грубо нарушает права потребителя». После того как пункт отменили, суд признал, что Николай Антонович ничего не должен банку. Более того, мужчине вернули одиннадцать тысяч гривен, которые оставались на его карточке.

Дело Николая Конюшенко получило большой резонанс. Об этой истории рассказывали центральные газеты и телеканалы. С тех пор, как злополучный пункт в банковском договоре суд отменил, прошло больше года. И вот история… повторилась. Правда, с другими людьми, но с тем же самым банком. И на этот раз пострадавших уже как минимум 35 человек.

— Об истории Николая Конюшенко я раньше не знал, — рассказывает львовянин Тарас. — Счет в банке, центральный офис которого находится в Днепропетровске, открыл больше года назад. Услугами этого банка пользовались многие мои знакомые. Мне предлагали открыть кредитную линию, но я отказался. Открыл только дебетовый счет, положив на карточку собственные сбережения.

Тарас — частный предприниматель. По работе ему часто приходится бывать в Польше.

— За границей провожу даже больше времени, чем в Украине, — говорит Тарас. — И довольно часто снимаю там деньги. Банкомат, естественно, выдает злотые. Иногда приходится снимать крупные суммы. Так было и в декабре прошлого года. В течение недели я, находясь в Польше, снял со своей карточки 90 тысяч гривен. На счету при этом еще оставались деньги — больше тысячи гривен. Будучи уверенным, что все в порядке, я вернулся в Украину, где продолжал пользоваться своей карточкой.

Проблемы начались в феврале нынешнего года, когда, я, как обычно, зашел в свой персональный кабинет клиента на сайте банка. Там появилась новая графа — «услуги». Рядом стояла сумма — 190 тысяч гривен. Якобы я должен такую сумму. Ничего не понимая, я тут же перезвонил на горячую линию банка. Проверив данные, мне сказали: «Странно. Не могу вам сказать, что это. Вы ведь не брали никаких кредитов». Я спросил, что мне делать. «Подождите пару дней, — посоветовала сотрудница банка. — Возможно, это какая-то техническая ошибка и надпись сама исчезнет».

Но ничего не исчезло. Через несколько дней я пошел в ближайшее отделение банка с тем же вопросом. Но мне и там не смогли объяснить, что это за мифическая задолженность. Проверив движения по моему счету, служащая банка подтвердила, что все в порядке. «Если все в порядке, закрывайте счет, — сказал я. — И дайте мне справку с подтверждением того, что я вам ничего не должен». Служащая выполнила мое требование. Счет закрыли.

Но, оказалось, это было только начало. Через пару дней мне позвонили с неизвестного номера. Не с днепропетровского (хотя, когда звонят из банка, обычно высвечивается код Днепропетровска), а с мобильного номера. Звонивший мужчина представился сотрудником банка и с ходу заявил: «Находясь в Польше в период с 18 ноября по 28 декабря, вы снимали там деньги. Была допущена ошибка, и вы снимали их по заниженному курсу. В результате образовался несанкционированный овердрафт — краткосрочный кредит, который банк вам предоставил автоматически. Поэтому вы должны вернуть 190 тысяч гривен».

Мужчина заявил, что якобы я снимал деньги по неправильному курсу в течение недели!Но как такое могло быть? Я снимал деньги по курсу, который на тот момент был установлен самим банком. В банке вынуждены были с этим согласиться. Но при этом заявили, что возникла техническая ошибка, которую почему-то обнаружили только спустя несколько месяцев. И компенсацию за ошибку, возникшую по вине банка, потребовали с меня! Я начал возражать, но банковский служащий ничего не хотел слышать: «Не будете платить? Значит, вы — аферист. Если не заплатите, с вами будут разбираться налоговая и милиция». Еще он предупредил: на то, чтобы погасить задолженность, у меня есть тридцать дней.

Я не знал, что делать. То, что банк не имеет право «навешивать» на меня задолженности, возникшие по его же вине, казалось мне абсолютно очевидным. Просто тогда еще не знал, что этот банк практикует подобные вещи, причем прописывает все это в договоре! На первый взгляд, договор стандартный — такой же, как во всех остальных банках. Там есть только один новый пункт, на который люди, как правило, не обращают внимания. Я тоже, к несчастью, не обратил. Этот пункт звучит так: «В случае возникновения задолженности в результате разницы в курсе, технических ошибок в работе техники и в других случаях клиент обязуется погасить задолженность на протяжении тридцати дней с момента ее возникновения». То есть даже если у клиента возник долг из-за технического сбоя, произошедшего в банке, он все равно должен отдавать банку возникший в результате сбоя долг. Позже я узнал, что этот пункт в банке придумали не вчера — он существовал годами. Я прочитал об этом в «ФАКТАХ» в статье о Николае Конюшенко, которую случайно нашел в Интернете.

Я попал в аналогичную ситуацию. Разница была только в том, что со мной это случилось в конце 2014 года — в тот момент, когда Николай Антонович уже добился в суде отмены незаконного пункта! Но банк это не остановило — мне предъявили претензии, ссылаясь на тот же самый пункт. И, как оказалось, не только мне.

Рассказав о случившемся в соцсетях, Тарас нашел людей, которые попали в подобную ситуацию. Все они тоже были клиентами этого же банка и тоже снимали деньги за границей в декабре прошлого года.

— Кто-то в Польше, кто-то в Чехии или в Германии, — говорит Тарас. — Как и в моем случае, у этих людей еще оставались деньги на карточке и они понятия не имели о задолженности. Узнали только в феврале следующего года. Через социальные сети я нашел уже 35 пострадавших! У некоторых сумма задолженности не такая большая, у других даже больше, чем у меня, — до 300 тысяч гривен.

Тем временем начались звонки из банка. На этот раз мне предложили «сделку»: дескать, если я заплачу хотя бы 20 тысяч гривен, о долге в 190 тысяч гривен они забудут. «Суды вы все равно проиграете, это очевидно, — сказали. — И платить придется намного больше. Поэтому предлагаем решить проблему по-хорошему». Я отказался.

— Многим несколько раз звонили с подобными предложениями, — рассказывает предприниматель из Яворовского района Львовской области Николай Лисецкий, который попал в такую же ситуацию. — Расчет на то, что клиент испугается судов и, чтобы избежать проблем, заплатит хоть что-то. Опять-таки через соцсети я узнал, что некоторые на это согласились. Но я не собирался просто так дарить деньги банку, который занимается вымогательством. Вместе с другими пострадавшими мы нашли юриста, который защищал Николая Конюшенко. Он взялся помогать нам.

— Я и сам не ожидал, что после нашумевшей истории с Конюшенко банк решит проделать то же самое, но уже с большим количеством людей, — комментирует ситуацию президент юридической компании Михаил Стрельников. — И сделает это, опять-таки ссылаясь на злополучный пункт в договоре. Ведь решение о признании этого пункта нарушающим права потребителя вступило в законную силу. Но банк все равно его использует. Двое из тех, кто пострадал в этот раз, подали в суд иски с требованием о признании этого пункта незаконным. И… проиграли суды.

Решение Яворовского райсуда Львовской области по делу предпринимателя Николая Лисецкого имеется в распоряжении «ФАКТОВ». Иск Николая не удовлетворили, суд признал пункт в договоре «не противоречащим законодательству». В своем решении суд сослался на пункт 9,3 постановления Национального банка Украины «Об осуществлении операций с использованием специальных платежных средств» от 30.04.2010, а также на то, что Закон «О защите прав потребителей» «не применяется к операциям по финансовым услугам». Интересно, что в постановлении Нацбанка, на который ссылается судья Вареница, пункта 9,3 вообще… нет. В документе всего шесть пунктов.

— И ни один из них и близко не похож по смыслу на то, что написал в своем решении судья, — говорит Михаил Стрельников. — На этот несуществующий пункт под номером 9,3 в своем возражении на наш иск ссылался банк. И судья, даже не открыв постановление (а иначе он бы увидел, что этого пункта просто нет), сослался на него в своем решении. Если бы мне кто-то рассказал о такой ситуации, я, наверное, не поверил бы. Но это чистая правда. Сравните решение суда и возражение банка — они написаны как будто под копирку. Теми же словами, с теми же орфографическими ошибками. И со ссылкой на документы, которых никогда не существовало!

Второй аргумент суда шокировал меня не меньше — якобы Закон «О защите прав потребителей» не касается финансовых услуг. В 2010 году, после первой волны кризиса, пленум Верховного суда сделал разъяснение: дескать, Закон «О защите прав потребителей» работает только до того момента, как человек заключает договор с финансовым учреждением. Но уже в 2012 году пленум того же Верховного суда вынес новое решение, согласно которому вышеуказанный закон распространяется как на период заключения договора о финансовой услуге, так и на весь срок действия этой услуги до ее окончания. Однако с документами за 2012 год суд ознакомиться не пожелал и сослался на старое, давно уже не действующее решение от 2010 года. На которое в своем возражении ссылался банк. А судья опять решил не разбираться в нюансах — просто повторил то, что написали юристы банка.

Точно такое же решение суда получил еще один клиент банка. В его случае уже проиграна даже апелляция.

Апелляционного суда по делу Николая Лисецкого еще не было. У других клиентов банка суды еще впереди.

— Когда такая ситуация произошла с Николаем Конюшенко, я подозревал, что это не случайность, — говорит Михаил Стрельников. — А теперь точно могу сказать: это четко продуманная афера. Это поймет любой, кто хоть немного разбирается в банковском деле. Все операции проходят в режиме реального времени. Вы вставляете карточку в банкомат и снимаете деньги по курсу, который на данный момент установил банк. Если вы снимаете деньги, находясь за рубежом, курс, по которому вы это делаете, мгновенно отображается как в иностранном, так и в вашем банке. Если вдруг произошла техническая ошибка, это сразу зафиксируется и вам об этом сообщат. Ошибку обязательно заметят в конце дня, когда из зарубежного банка в ваш банк придет извещение с требованием погасить долг. По-другому не бывает, система везде работает одинаково. Здесь же люди в течение недели (!) снимали деньги по якобы неправильному курсу. И никто якобы не замечал ошибки! Более того, банк благополучно закрыл финансовый год. И только в конце первого квартала 2015 года вдруг оказалось, что есть какие-то долги. Но нельзя закрыть год, не выставив претензии должникам. Здесь же происходит что-то невообразимое. Это самое настоящее вымогательство. С людей требуют несуществующие долги, а судьи выносят решения, ссылаясь на несуществующие документы. Конечно, мы будем бороться. Правда, я не знаю, к чему это приведет.