Воскресенье, Октябрь 21, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Страх божий: как Донбасс живет под властью оккупантов. ФОТО

Два населенных пункта разделяет не только 12 км, но и единственный в Луганской области контрольно-пропускной пункт въезда/выезда, это — украинская Станица Луганская и оккупированный Луганск.

В Станице Луганской люди устали от постоянных обстрелов и провокаций боевиков, а в Луганске российские каналы делают свое дело, промывая мозги жителям фейками о наступлении ВСУ.

Более десятка собеседников LIGA.net рассказали детали, как живут в третий год войны в Донбассе. Имена людей изменены в целях безопасности.

За продуктами в Станицу, где «фашисты» кормят конфетами

Постоянные очереди в будние дни, где преимущественно пенсионеры едут в Ощадбанк из Луганска для идентификации или получения украинской пенсии, стали обыденностью в Станице Луганской. Очереди занимают с ночи по записи.

Местные говорят, что договориться можно, купив место в очереди. Цена вопроса — от 50 до 100 грн.

«Были случаи, что буквально в банкомате заканчивались деньги уже утром, такие суммы снимали, потом засыпали их огурцами и вперед — в Луганск», — рассказал станичанин Максим.

Он говорит, что в последнее время в связи с проверками многие стали сдавать свои жилые дома специально, на этом зарабатывая.

«Конечно, они ж две пенсии хотят получать, нашу и российскую. А мы тут сидим на одной, минимальной, как на нее прожить, с такими ценами на газ», — не скрывая своей зависти, жалуется местная жительница Мария.

По ее словам, выкручивается она только за счет теплиц и продажи овощей. «Да, приезжают на рынок, скупают много особенно сейчас, в летнее время, когда нет ни мороза, ни дождя. У нас дешевле тут все в 2-3 раза «, — говорит пенсионерка.

В основном рынком сбыта сельхозпродукции до войны был Луганск, он им и остался. Поэтому ящики с овощами и фруктами, несмотря на трудности в перемещении по аварийному мосту, людей помоложе не пугают.

«Утром готовим по 5-6 ящиков и с мужем на тачках везем, там цены в 2-3 раза выше, чем здесь, а отдавать за копейки, как бабули местные не хотим», — отметила станичанка Ирина.

По словам украинских военных, они уже привыкли, что одни и те же местные жители могут в течение одного дня несколько раз пересекать линию разграничения.

«Контингент разный, и местные, и люди с оккупированной территории, недавно был случай, когда маленький мальчик расплакался, после этого я угостил его конфетой, на что тот удивился и сказал: мама, смотри, дядя-фашист конфетку мне дал», — рассказал боец АТО Алексей.

«Переубедить сложно, да, пожалуй, и не надо. Время все расставит на свои места», — добавил другой украинский военный Александр, родом из Луганска.

Одна из причин такого отношения к украинским военным — вещание российских пропагандистских каналов и радиостанций в поселке.

«Ничего не изменилось, только через громкоговоритель включают украинское радио утром в центре поселка. А так вещают сепарские СМИ, например, Луганск-24, Россия-1, Первый, там такого понаслушаешься, а многие ж верят. Вот если б заглушить, да включить красивые украинские песни, чтобы было слышно сепарам через мост, то было бы круто», — считает станичанин Олег.

Собеседники LIGA.net сообщили, что на блокпостах боевиков в Станице Луганской есть многие из местных жителей, которые верят в идеи «русского мира» и обстреливают дома своих родных в поселке.

«Страшно, особенно ночью. Лежишь и думаешь, что ты даже выйти не успеешь и убежать, от нас ничего не зависит, прилетит, так прилетит», — делится впечатлениями Олег.

Во многие дома поселка, расположенные близко к линии разграничения, которые пострадали от обстрелов со стороны гибридных войск России, вернулись люди и пока не хотят уезжать.

Луганчане: без воды, связи и зарплаты

На территории блокпостов боевиков сразу бросается в глаза мужчина в белом халате. Он проверяет сумки и заставляет выбросить мясо, курицу, все, что может быть связано с африканской чумой свиней и птичьим гриппом. Пророссийские наемники вносят в базу данные паспорта.

«Иногда задают вопросы о муже, детях, профессии и целях пребывания в Луганск. Нужно быть готовой отвечать на эти вопросы. Могут проверить телефоны и страницы в соцсетях. Поэтому советую все делать с умом и почистить свои телефоны», — отмечает бывшая луганчанка Марина.

В восточных кварталах Луганска много мусора.

«Говорят, посмотрите, чистенько, розы посадили, бросают пыль в глаза. Центр еще более — менее, остальное — страх божий», — жалуется луганчанин Сергей.

Он рассказывает о постоянных проблемах с водой, подачу которой в восточной части сократили до одного раза вечером, выплатой зарплаты, перебоями связи мобильного оператора МТС и покупкой лекарств.

Например, в стоматологии отказались принимать обезболивающее украинского производства. «А то, что продают тут, российское, оно ужасного качества», — рассказал Сергей.

По его словам, недавно уволили четыре тысячи сотрудников Донецкой железной дороги после блокады.

Многие несут свои вещи в комиссионные магазины.

«Не платят Зеленстрою уже два месяца, на Горводоканале тоже проблемы» — рассказывает Сергей.

Луганск, по его мнению, превращается в серый город сплошных пенсионеров и возвращается в худшие времена СССР.

«Молодежь уезжает, что тут делать? Дипломы — не смешите меня, многие страхуются и получают либо российские, либо украинские», — говорит местная учительница.

Из 20 выпускников одной из школ внешнее независимое оценивание сдали только трое.

«Детей, которые хотят получать украинское образование, с каждым годом становится все меньше. Роль имеет и доступ к информации. Тут даже сайты уже сложно смотреть — боишься. Идешь по улице с ощущением, что нужно постоянно оглядываться», — делится луганчанка Арина.

По информации источников LIGA.net, блокада существенно повлияла на карман некоторых местных бизнесменов. «Обороты снизились, например, в оконном бизнесе в несколько раз, поэтому был вынужден уволить своих сотрудников, подумываю все продать и уехать. Цены падают на недвижимость сильно», — рассказывает луганчанин Алексей.

Если в 2016 году можно было продать двухкомнатную квартиру на Южных квартах за $14-16 тысяч, то сейчас $12-13 тысяч, на востоке — $8- 10 тысяч, центр немного дороже — $17 тысяч.

«Покупают в основном те, у кого были заначки до войны. Недавно была сделка, приехала женщина из Беловодска и купила своим детям тут квартиру — они боятся ехать в Украину», — отметила риелтор Елена. Фейки об украинских карателях и Правом секторе в Станице продолжают быть топ-темой пропаганды на местном телевидении.

«Мало кто вообще слышал о безвизе, зато мозги промывают ценами на газ и строительством еще одного СССР», — поделилась Светлана. В школах, например, появились пионеры и зарницы.

«Я считаю, что здесь, в оккупации, страдая и мучаясь каждый день, я выполняю важную функцию — вишу камнем на шее российского бюджета, требуя себе зарплату, совместительство и премию. И эти гады должны нам платить каждый день, потому что боятся социального взрыва. Пусть это копейки, но все равно, дефицит российского бюджета — 2 триллиона рублей, создан и моими усилиями», — считает Марина.

Другая луганчанка Карина слушает Радио Свобода и Эхо Москвы. «Моя родина — Украина. Верю, что доживу, когда увижу украинский флаг в центре города», — говорит она.

Таких, как она, остались единицы. Многие хотят жить либо с «братской» Россией, либо отдельно, но не в составе Украины. «Киев о нас забыл, даже пенсии не платит. Я же работал в Украине, причем тут эти ЛНР? Мой дом тут», — жалуется один из пенсионеров, который не может выезжать на подконтрольную Украине территорию.

Вера в так называемый русский мир, отсутствие своей позиции и приспособленчество — это то, что сейчас характеризует оккупированный Луганск.

«Для меня они предатели, все те, кто поддержал «русский мир» и остался, поэтому дома там уже нет. Возврата туда при любых обстоятельствах — тоже», — говорит преподаватель украинской филологии одного из вузов, эвакуированного в Северодонецк.

Женщина считает, что единственный выход — строить стену и ограждать остальную Украину от разрухи, которую несет «русский мир».