Вторник, Август 14, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

«Власть мне постоянно не давала покоя». Почему бельгиец хочет продать ферму на Львовщине

Как бельгиец основал ферму «Шеврет» во Львовской области и наладил производство козьего сыра по французским рецептам. И почему через 10 лет он назвал свой семейный бизнес «неудачным экспериментом». Об этом рассказывает Бизнес Цензор, передает АНТИКОР.


Основатель козьей фермы, на которой начали делать сыр по оригинальным французским рецептам — бельгиец Бернар Вилем — убежден, что из-за коррупции семейный бизнес в Украине обречен.

Отечественный аграрный рынок разделен между крупными холдингами и людьми, связанными с властью.
Знакомство Бернара с Украиной началось в конце 90-х, когда он вместе с группой бельгийских бизнесменов приехал в нашу страну с целью реализации инвестиционных проектов.

«Первый раз я приехал в Украину в 1999 году, когда соотечественники пригласили меня побыть в качестве консультанта. Их интересовало, можно ли делать в Украине изделия из дерева и художественные металлоконструкции. Я проанализировал ситуацию с древесиной и понял, что из-за коррупции сделать нормальный контракт для закупки и экспорта древесины невозможно. И художественные металлоконструкции стоили в Украине в три раза дороже, чем, например, в Индии».

Украина — рай для сельского хозяйства


Впрочем, именно тогда Бернар Вилем, у которого дед-прадед были фермерами и который вырос на ферме, сделал вывод, что в Украине чрезвычайно благоприятные условия для ведения сельского хозяйства.

«Я увидел большое количество земли, хорошие климатические условия и понял, что здесь можно заниматься аграрным бизнесом. Тогда, в 2000-х годах, никто на него не обращал внимания. Олигархи смеялись, когда речь шла об агроперспективах Украины. Теперь, спустя 15 лет, ситуация кардинально изменилась. Почти всю землю распределили между собой олигархи и люди, причастные к власти, создали агрохолдинги».

С 2000 года Вилем начал работать в Украине как консультант по сельскохозяйственным вопросам.

«Я консультировал людей, которые имели крупные проекты по животноводству. То есть делал анализ украинского сельскохозяйственного рынка».

Но бельгийца не оставляла мечта создать собственную семейную ферму вроде тех, что есть по всей Европе.

Как все начиналось

Свой семейный бизнес иностранец начал, собственно, с создания семьи, женившись на своей переводчице Марии Хомяк.

«10 лет назад я увидел, что украинские супермаркеты начали импортировать козий сыр из Франции. Подумал, что это абсурдно — импортировать козий сыр из-за того, что в Украине нет козьих ферм. Поэтому, я открыл первую козью ферму».

Свою ферму супруги обустроили на мощностях бывшего колхоза Дмитровичей — маленького села на Львовщине, неподалеку от городка Судова Вишня. Несколько заброшенных животноводческих комплексов и почти 100 гектаров земли стали основой для его фермы, которую назвали «Шеврет», по-французски — «коза».

В ремонт помещений, восстановление хозяйства, генетический материал, закупку техники и оборудования был вложен один миллион евро. Планировалось, что на ферме одновременно будет содержаться тысяча коз.

Неевропейская реальность

Сначала у Бернара начались проблемы с созданием высококачественного маточного стада.

«Первыми козами на моей ферме были украинские, так как в 2008-2009 годах законом запрещалось импортировать коз. Мне было трудно, потому что генетического материала было очень мало. Я начал искать и покупать коз в окрестных селах в радиусе 200 километров от Львова. Ездил на Ивано-Франковщину, Волынь, Тернопольщину, чтобы найти обычных козочек для маточного стада. Через международную организацию мне удалось купить за рубежом трех элитных племенных зааненской козлов. Постепенно, путем селекции, я выводил чистопородных коз».

Сейчас фермер имеет коз зааненской породы и альпийских. Их селекцией занимались еще с 70-х годов прошлого века, и теперь именно они — признанные мировые лидеры среди молочных пород.

«Козы дают за год разное количество молока, в зависимости от лактации. То есть, молодая двухлетняя коза на первой лактации (это 10 месяцев в году) дает 350-450 литров молока, не больше. На второй лактации она будет давать 600-700. На третьей надои могут доходить до 1000-1200 литров. Если разделить 1200 литров на количество дней в году, то получится примерно по 4 литра в день от одной козы. Но такой результат будет только при условии хорошего рациона животного. После семи лет коза начинает давать меньше молока. Те, что интересны как генетический материал, составляют маточное стадо, другие идут на мясо».

Именно проблемы с выделением земли, на которой выращиваются корма для животных и ведется выпас, стали второй точкой преткновения иностранца в украинских реалиях. Он убежден, что процессы передачи земли в аренду проходят непрозрачно, что все решается кучкой коррумпированных местечковых князьков, а не по закону.

«Сначала, когда я только начинал, мне говорили: „Приезжайте, у вас будут все условия!“. А потом началось: дайте денег на футбольную команду, „надо жить с обществом“.

А что значит „жить с обществом“? Надо дать туда, туда и туда. Все решает несколько человек, а должен работать закон».

Бельгиец возмущает, что они с женой вынуждены арендовать землю под свои помещения, в которые сами же вложили немалые средства, по наивысшей ставке — 12% от их нормативной денежной оценки.

«Аренду земельного участка под ОСГ дают по наивысшей ставке, то есть 12%. По закону, налоговая ставка должна быть от 4 до 12 процентов. 12 — это под заправками и супермаркетами. Нет, моя жена арендует под 12 процентов, потому что она — жена иностранца. Разве это закон? Это — дискриминация».

Последней каплей для Вилема стало недавнее решение городского совета Судовой Вишни отдать земли сельскохозяйственного назначения под строительство гранитного завода.

«Неподалеку от нас кусок земли, где от бывших помещений остался лишь фундамент и полуразвалившаяся автовесовыми. Владелец продал это имущество человеку, который к фермерству не имеет никакого отношения. И этот человек на 18 сотках этой земли планирует строительство гранитного завода. Я здесь положил 8 лет своей жизни, вложил в ферму миллион евро, власти мне постоянно не давали покоя, и в результате они планируют делать у нас под дверью гранитный завод, изменив назначение сельскохозяйственных земель, причем решение было принято, пока народ отдыхал на рождественские праздники!»

Украинская пастораль с французским прононсом

Мы приезжаем с господином Вилем на его ферму рано утром. Нас встречают несколько опрятных помещений животноводческих ферм, где сейчас содержится три сотни коз — больше не позволяет нехватка земли. Хозяйственный блок, в котором работает сыроварня и мастерская, несколько лошадей, запряженных в повозки, из которых выгружают утреннее молоко, пять свежепостроенных деревянных курятников, у которых гуляют черные французские куры.

На ферме «Шеврет», которая позиционирует себя как первая украинская сыроварня, которая начала производить козьи сыры по французским рецептам, ежедневно отгружается от 30 до 200 килограммов готового сыра (в зависимости от времени года), который мгновенно раскупают львовские рестораны.

«Сыр делается по рецептам, которым уже тысячи лет. Ничего не надо придумывать. Надо взять молоко и добавить экстракт из желудка молодого козленка. А потом молоко должно постоять при температуре 24 градуса 24 часа. И все. На второй день уже есть сыр. Затем вопрос выдержки. Экстракт из желудка козленка можно получить двумя способами: либо купить (его продают маленькие лаборатории), или сделать самому. Для этого нужно иметь одного молочного козленка».

На ферме сейчас производится более 10 видов сыров, которые после рождения в семье фермеров дочери Элизы продаются под торговой маркой «фромаж д’Элиз», что в переводе с французского означает «Сыр Элизы».

Среди них — несколько вариантов молодых сыров — кроттен и бюш, выдержанные более полугода, том, томет и другие. На готовую продукцию цена колеблется от 35 грн (кроттен, 50-80 г) до 640 грн (500-700 г, том козий) за головку сыра.

Часть ингредиентов к своим сырам бельгиец привозит со своей родины. Это древесный уголь, которым посыпаются некоторые из видов продукции, травы, различные специи.

На ферме есть небольшой магазин и стилизованный под деревенскую горницу дегустационный зал. Здесь есть другая продукция, которую производят на ферме: мед, варенье, травяные чаи, вермуты, сок, Риети и триин — это тушеное козье и говяжье мясо, козий жир, вермут из цвета бузины, сидр на эстрагоне, воск для натирания мебели, мази собственного производства из календулы …

Все это, по словам работников фермы, делается по рецептам самого хозяина.

Бельгиец любит привезти на свою новую родину какие-то необычные сорта овощей. На столе дегустационного зала — синие клубни какого-то необычной картофеля, чеснок величиной с кулак, экзотические бобы …. Из козьей кожи фермер делает полотна для будущих картин. А еще — пишет детские сказки.

«Неудачный эксперимент»

Впрочем, сам Бернар Вилем признался, что так и не сумел научиться жить в Украине, потому что не хочет «договариваться». Над всем должен быть закон, считает он.

Ферма, по его словам, приносит ежемесячно 2000 евро убытков. Поэтому он не исключает, что в ближайшее время продаст свой семейный бизнес и сосредоточится на консультировании украинских агропредприятий и обеспечении их высококачественным генетическим материалом из Европы.

По его словам, финансово это интереснее. Среди его клиентов — СТОВ «Птахоплемзавод Коробівський», Агросоюз «ДніпроКріль», ПАТ «Миронівський хлібопродукт» и другие.

Бельгиец жалуется, что на всем пути от Львова до Дмитровичей, а это более 50 километров, негде купить качественную сельхозпродукцию.

«В Украине почти не осталось маленьких ферм. Сейчас по трассе на Львов вы не найдете ни одной фермы, где можно купить молоко или пшеницу на хлеб. Потому что нет ферм. В Украине большее значение имеют „варианты и нюансы“, чем закон. Найдите мне хоть одну ферму в Украине, к которой не имеют отношения олигархи, бывшие председатели колхозов или представители власти. Их нет».

Фермер считает, что аграрный рынок Украины ориентирован на экспорт, а чиновники совсем не заботятся о своем народе.

«Люди, имеющие власть, не хотят нормально кормить свой народ. Украине нужно вообще закрыть границы для ввоза продукции, которую она сама может производить, или сделать на нее 100%-процентную пошлину. Надо завозить только то, что в здешнем климате вырастить невозможно — бананы или ананасы, например».

Свой опыт с козьей фермой в Украине он называет «неудачным экспериментом».
Виолета Громова

Отримуй важливі новини зручно — підписуйся на телеграм-канал НОВИНИ.

«Власть мне постоянно не давала покоя». Почему бельгиец хочет продать ферму на Львовщине