Вторник, Июль 16, 2019
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

«Все забрали и уехали»: всплыли скандальные факты о разграблении резиденции Януковича депутатом Побидаш

Продолжая тему пропавших из Межигорья и Сухолучья сокровищ Януковича, мы поговорили с человеком, имевшим отношение к охране этих объектов. Он был очевидцем событий, которые развернулись в этих резиденциях после бегства их прежнего хозяина.  На условиях анонимности он согласился рассказать OBOZREVATEL о том, что видел и знает, передает АНТИКОР

— В ночь на 22 февраля тогда еще президент Янукович спешно сбежал, прихватив с собой, что смог. Как разворачивались события дальше?

— Первыми в Межигорье с самого утра 22 февраля пришли представители Вышгородской самообороны. Мы им объясняли, что на объекте никого нет. Они сообщили, что туда, на Межигорье, идет куча народа с Майдана. И предложили взять его под охрану.

— Из тех, кто пришел, вы кого-то знали лично?
— Многих я знал наглядно – все-таки живем в одном районе. Идентифицировать смог двоих: Андрея Побидаша и Андрея Курепу. Остальных видел, знаю, что босяки местные.

— Они вели себя агрессивно или спокойно?

— Ну, как сказать… Пришли: «Где Янукович?» и все такое прочее… Им объяснили, что никого нет. Что осталось лишь несколько представителей госохраны.

В результате сошлись на том, что они все возьмут под свою охрану.

Но на деле все пошло по другому сценарию.

В Межигорье начали подтягиваться неизвестные личности и журналисты. Приехала и депутат райсовета Ирина Побидаш. Зашла на территорию. Лично раздавала команды «самообороне».

— Что происходило дальше?

— Дальше в Межигорье пришла огромная масса людей, более агрессивных, лучше вооруженных, подтянулись военизированные отряды… А позже выяснилось, что Вышгородская самооборона переехала в Сухолучье.

Это стало известно лишь вечером, когда с представителем милиции мы поехали в Сухолучье, посмотреть, что происходит там.

В Межигорье сотрудников частной охранной фирмы сняли еще в 5 утра и отправили по домам – чтобы, не дай Бог, не было никаких стычек, потасовок. А на Сухолучье охрана осталась.

Днем хлопцы оттуда начали звонить: мол, к нам пришли вооруженные люди, кто они – мы не знаем. Их тогда тоже по домам отправили, сказали: собирайтесь – и уезжайте, пока автобусы на Киев ходят.

— А вы остались? Почему?

— Потому что видел, что на Межигорье творилось. Я не понимал на тот момент, как будет развиваться ситуация дальше. И остался, ведь у нас были обязательства. Для меня было важно понимать, кто, где и что делает.
А вечером, когда начало темнеть и организаторы Майдана всех зевак решили вывести с территории – я поехал на Сухолучье. Обратился в милицию. Попросил выделить наряд. Мне ответили: никого нет. Со мной поехал один сотрудник.

Приехали. И нас там встретила все та же парочка – Ирина и Андрей Побидаш.

На территорию нам зайти не позволили. Я пытался объяснить, что есть договор, что я ответственен за имущество. В ответ услышал: мы тут все охраняем, все будет хорошо, никто на территорию не зайдет – мы никого не впускаем.

Мы еще какое-то время попрепирались, в итоге – сошлись на том, что они будут отвечать за сохранность имущества.

— Там много ценностей было?

— Мы охраняли только периметр. Поэтому что там было внутри – я не знаю. Но думаю, там было много ценных вещей.

А наутро, когда я приехал – Сухолучье уже было разграблено.

— А как это объяснила Вышгородская самооборона, которая брала на себя обязанность охранять этот объект?

— Они сказали: у нас ночью беда случилась. Приехали какие-то люди вооруженные, все забрали – и уехали.

Тогда вообще удивительный день был – везде «нападения» происходили. На Межигорье еще накануне все дома уже были вскрыты – кроме Хонки. С главными представителями этих майдановских групп – тех же «Правого сектора», Львовской сотни, других – была достигнута договоренность, что ее никто не будет трогать. Майдановцы должны были Хонку охранять. Никто ведь не понимал, что будет дальше, вернется ситуация в правовое русло или нет. Они опасались, что вернется Янукович со своей бригадой и будет нападение. Вот и договорились на общем собрании, что они посторонних выведут и возьмут Хонку под охрану.

Я еще спросил: а как же вы охранять будете? Мне сказали: у нас хватает оружия, не переживай. Выставим посты вокруг Хонки. Все будет в целости и сохранности.

А утром, когда я приехал и спросил, все ли нормально – мне сказали, что в Хонку проникли люди. И остановить их не было никакой возможности, 20 человек приехали – все с автоматами…

Вот я это все послушал – и подумал: поеду на Сухолучье, узнаю, как там дела обстоят. Приехал – а имущества нет. «Приехали какие-то люди, все с автоматами». Кто – они не знают. Сколько их было – не помнят. Спрашиваю: что взяли? «Машины забрали, квадроциклы…» – «А вы где были?». – «А они нам сказали никуда не лезть».

— Хороша охрана…

— Да. Сказали, приехали эти люди, украли микроавтобусы, забрали вещи – и уехали. Но мы-то все – взрослые люди и прекрасно понимаем, кто мог это организовать.

— Заявление было тогда в милицию?

— Да какое там заявление?.. Во-первых, милиция тогда была деморализована, парализована. Во-вторых, они просто не смогли бы это дело расследовать. Заявителя-то, собственника, не было. А кроме Януковича кто еще мог знать, сколько и чего там было, на Сухолучье? Уже позже приезжали из ГПУ, переписывали оставшееся имущество – то, что не успели украсть. Думаю, те, кто все это вывозил, и действовали с учетом того, что их сложно будет привлечь к ответственности.

— Что тогда пропало – из того, что точно известно?

– Два микроавтобуса-«спринтера». Мы потом пытались выяснить, куда они подевались – их видели на львовской трассе, на «варшавке», ночью. Куда они поехали – неизвестно.

В неформальных разговорах мне рассказывали, что их загрузили разным имуществом. Тогда еще вывезли 5 или 6 катеров с двигателями. 5 квадроциклов. Но это все вполне можно было потихоньку разобрать и по окружающим селам попрятать. Так что, возможно, то, что мне говорили о «варшавке» — просто деза.

Там движки на лодках были ценные. И понятно, что в первую ночь их никто не снимал бы, это процесс трудоемкий. Впрочем, что-что – а время у них было: Вышгородская самооборона находилась в Сухолучье почти месяц. Руководили ими Андрей и Ирина Побидаш.

И знаете, подозреваю, что ограбление дома Пшонки тоже без них не обошлось. Там вообще под чистую все вынесли. Даже плитку посбивали. И когда начался шум, когда телевидение приезжало туда, Вышгородская самооборона еще там была. А после этого резонанса их оттуда и выперли. В Сухолучье пришли другие люди, которые себя ассоциировали с отдельными «небожителями», депутатами Верховной Рады.

И супругов Побидаш вместе с местной самообороной оттуда убрали.

— Назовите фамилии этих «небожителей».

— Нет. Извините. Они до сих пор – при высоких должностях.

Я заходил в дома в Сухолучье уже где-то через год после всех тех событий – вместе с Тарахкотелыком (Денис Тарахкотелык, комендант бывшей резиденции экс-президента Януковича. – Ред.). Он мне клялся, что то, что я там увидел, произошло при Вышгородской самообороне еще. Что после того, как его люди туда зашли, все осталось на местах. А то, что пропало – пропало до этого.

— Что же вы там увидели?

В Сухолучье есть две территории, два объекта – «Остров» и «Акация». «Остров» — побольше, и ближе. «Акация» — километров на 5 вглубь территории.

Так вот, когда мы зашли на «Акацию» — там еще хоть что-то оставалось. Столы, стулья, кровати, светильники и люстры, даже шкуры медведей на стенах висели. Может что-то и пропало, статуэтки какие-то, мелочевка – но я ведь не знаю, что там было еще.

А вот когда мы на «Острове» в дом зашли – я обалдел. Не было ничего. Голые стены. Даже унитазы уже поснимали везде, они лежали на первом этаже, видимо, просто вывезти не успели…

И знаете, если на Межигорье там много людей было, много разных организаций и там нельзя было ничего самим сделать – то здесь Вышгородская самооборона под руководством Побидаш делала, что хотела. Они никого больше не впускали сюда.

Поэтому я не верю в их оправдания, что, дескать, это местные разворовали все. Не пошли бы местные туда, уж поверьте. Особенно в тот период, когда вообще непонятно было, что происходит. Люди ведь понимали: это, как минимум, статья. А то и вовсе голову отбить могут…

Конечно, потом, когда они уже все разграбили, может, местное население и скручивало какие-то дощечки. Но не сразу, это совершенно точно.

И все, что происходило – происходило под контролем и при участии супругов Побидаш. Вы поедьте в Вышгородский район, в Демидов, где они живут, в окружающие села – вам там много порассказывают о том, как они продавали элитный алкоголь, вещи, вывезенные из Межигорья и Сухолучья… Ни для кого из местных не является секретом, что они там здорово руки нагрели! Правда, у них хватило ума особо не демонстрировать ниоткуда свалившиеся на них деньги. Если что и приобретали – делали это аккуратно. Единственное: Ирина Побидаш не смогла устоять перед соблазном. И если посмотреть, как она одевалась до Майдана, и какие наряды начала носить после – не заметить, что семья начала жить гораздо лучше, просто невозможно.

Но знаете, я уверен: рано или поздно все тайное становится явным. И мы еще узнаем много интересного по поводу того, кто и как «подзаработал» на Майдане. Рано или поздно все вылезет. Уже сейчас между ними какие-то движения начинаются. Потому что кому-то больше перепало, а кому-то – меньше. Кто-то сумел пристроиться в том же Межигорье, а кого-то – поперли оттуда. И если у того же Тарахкотелыка спросить, он многое может рассказать о том, что делали Побидаши в Сухолучье. А Андрюша и Ирина Побидаш могут многое о Межигорье поведать…

— Если уж на то пошло, насколько супруги Побидаш были задействованы в процессе? Приходилось ли вам слышать, что они что-то лично вывозили, продавали?

— Ходили слухи такие. Слышал, что вроде какие-то вещи продавали, спиртное. Но за руку никого не ловил, доказательств у меня нет.

Да и в принципе, из Межигорья фурами добро вывозили… Там ведь уже на второй день все было четко скоординировано. Все вывозы проходили с разрешения отдельных «атаманов». Вышгородская самооборона обосновалась в Сухолучье. Долгое время кроме них туда никто не доезжал.

— Что можете рассказать о «скоординированном вывозе»?

— Фурами вывозили, еще в первые сутки. А на вторую ночь приехала колонна из 15 микроавтобусов-спринтеров. Чем они загружались – никто не видел. К тому времени всех, кто шастал по территории без дела, оттеснили. До этого момента все ценное изо всех домов они сносили туда, где сейчас ретро-автомобили хранятся. А потом приехали эти «спринтеры», загрузились – и через два часа выехали.

Перед ними две фуры выезжали. Там, насколько мне известно, вывозили все, что можно было вывезти быстро.

Это то, что я видел лично.

Когда мы в первый день заходили – там целый прицеп тракторный стоял. С вещами – упакованными уже. Не знаю, почему упаковали и не вывезли. Когда мы зашли с майдановцами, там некоторые товарищи эти ящики вскрывали как раз – поэтому я и увидел, что там есть. Видел там картины в ящике, золотые монеты, которые Назарбаев подарил… Все это было на прицепе.

— Оно осталось?

— Увезли. Позже. Хотя майдановцы даже охрану поставили там. Она за день раза три менялась. Все знали, что там много ценного – поэтому у кого больше оружия, больше сил – тот и «дежурил»…

А «Остров» на Сухолучье – там сразу видно было, что вандалы поработали. Я уже рассказывал: там даже унитазы приготовили на вывоз…

Знаете, то, что творилось тогда, мне чем-то напомнило 1917 год. «Власть солдат и матросов». На Майдане были сотни тысяч законопослушных граждан, которые просто устали терпеть. Все они остались ни с чем. Тех, кто шел за идею, попросту использовали.

А вот потенциальные аферисты, грабители и негодяи неплохо на Майдане заработали. Может, они до этого ничего противозаконного и не совершали – но что-то такое у них в душах жило и ждало момента вырваться наружу. И этот момент для них настал. 2014-2015 – это было их время. Время, когда они для себя все что могли сделали. Это – время таких как Ирина Побидаш, ее муж и другие, кто, прикрываясь людьми, которые верили в возможность что-то изменить, решали свои собственные задачи.

Наверное, только осторожность и хитрость и стали причиной того, что она, несмотря на все, чем занималась тогда, до сих пор – в политике. И сейчас рвется у Верховную Раду, чтобы за депутатским мандатом спрятать свои грязные дела и дальше грабить страну и народ. Пытается попасть по спискам одной из рейтинговых политических сил. Она даже областную ячейку этой партии возглавляет! Хотя я не понимаю, зачем им держать такой токсичный персонаж…