Вторник, Октябрь 23, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Донбасс будет наш, даже не сомневайтесь – комбриг

В первых числах мая в Мариуполе встретилась со старым знакомым — он стал невольным свидетелем моего телефонного разговора.

Дождавшись завершения, сделал пару глотков кофе и произнес:

— Слушай, вот интересная штука: ты сейчас растолковывала коллеге что да как. У нас все намного проще: есть приказ — выполняй. Без обсуждений.

— Это армия, детка? — улыбаюсь.

— Это порядок, детка! Всегда и везде. Но вдали от войны, к слову, бывает труднее.

..Через неделю после возвращения в Киев я попала на учения ОК «Север». Не впервые, но вот с 72-й ОМБР ранее близко не сталкивалась — хотя и знакома с некоторыми военнослужащими.

Эта бригада с первых дней «русской весны» была задействована в выполнении задач на востоке Украины. Сводная рота бригады и спецназ в июне-июле 2014-го года держали аэропорт «Донецк» (ДАП) — именно эти отчаянные парни стали первыми «киборгами». Отдельные подразделения держали оборону вокруг Мариуполя и Волновахи, а почти весь прошлый год бригада удерживала позиции в районе Авдеевки (промзона и шахта «Бутовка»).

В конце октября 2017 г. уже легендарные «Черные запорожцы» вернулись в пункт постоянной дислокации — в Белую Церковь Киевской области (в/ч А-2167).

В мае этого года состоялся важнейший этап боевого слаживания – бригадные тактические учения. В субботу 12 мая прямо на полигоне удалось поговорить и с комбригом 72-й — полковником Русланом Татусем. Получилось полевое блиц-интервью.

Командир 72-й ОМБР имени Черных Запорожцев полковник Руслан Татусь

— Вы не особо публичный человек, о вас мало что известно.

— Для освещения того, что происходит в ВСУ — есть пресс-служба (смеется — Ред. Ну, не всегда же говорит вышестоящее начальство — и это касается многих сфер. Да, в некоторых случаях личное присутствие обязательно, в других – ответить на интересующие вопросы вполне могут пресс-офицеры.

— Считаете, что командиры должны быть «в стороне», а пиар армии не нужен? Давайте честно.

— Понимаете, армия ведь не политизированная организация. Я не против интервью, но… Выскажу именно личное мнение. Я — командир бригады. У меня есть поставленные руководством задачи, есть присяга на верность украинскому народу. Я выполняю свои обязанности и служу народу Украины. Это главное.

Информация — важная составляющая. Но она должна быть, извините за тавтологию, в первую очередь информативной. Не слухи, не эмоции. Чтобы можно было отслеживать, анализировать, понимать происходящие процессы. Сейчас я говорю именно о Вооруженных силах Украины.


— Кстати, сколько вы уже в армии?

— На службу в Вооруженные силы я пришел в 1994 году. В августе будет 24 года.

— Пришли и «задержались» или же это было осознанное решение, мечта?

— Решение принял к окончанию школы. Оба моих дяди были военными. И хотя у меня был выбор, я мог пойти в гражданский ВУЗ, но выбрал военный. Не люблю громких слов, но служба в ВСУ — мое призвание.

— Не было такого, чтобы хоть на мгновение пожалели о сделанном выборе?

— Даже в конце 90-х, когда были некоторые проблемы в Вооруженных силах, мы выдержали. Нет, никогда не жалел о своем решении. Мое место в ВСУ.

— Давайте вернемся в тяжелый 2014 год. Когда вы поняли, что война неизбежна?

— В самом начале зимы. Тогда я проходил службу на должности начальника штаба 128 Закарпатской горнопехотной бригады. Мы стали готовиться. И получилось, что в самые первые периоды конфликта некоторые подразделения были задействованы в ходе проведения Антитеррористической операции на Донбассе. Под моим руководством были выполнены все необходимые мероприятия.

— Трудно завоевать авторитет у бойцов?

— Мы прекрасно понимаем, что когда меняется руководство на всех уровнях, и в военном управлении, и в гражданских организациях, каждый руководитель имеет свои взгляды, стиль и методы работы.

С прибытием в 72-ю бригаду я разобрался с обстановкой, которая была на тот момент. Это был конец 2017 года. Каких-либо трудностей лично для себя я не видел. Проблемные вопросы, которые имели место быть, уже решены и сегодня я могу утверждать, что личный состав, в том числе офицеры — мои единомышленники. Мы работаем в одном направлении – с целью подготовки подразделений к выполнению заданий.


Понтонная переправа

— Но всегда есть недовольные командиром. Вот вы — жесткий человек, авторитарный?

— Я не жесткий человек — просто справедливый. Если военнослужащий, пребывая на определенных должностях в Вооруженных силах Украины, обязан выполнять определенные обязанности — значит в любом случае он будет их выполнять. Точка.

— А если нет?

— В этом случае есть методы, дисциплинарная практика… Но за все это время на офицеров, военнослужащих я наложил мало дисциплинарных взысканий.

— Взыскания не слишком действенны?

— Понимаете, привлекать сразу к дисциплинарной ответственности считаю неправильным. Сначала нужно провести беседу, сделать замечание, посмотреть на поведение военнослужащего после этого, изменилось ли отношение человека к выполнению служебных обязанностей или же осталось на том же уровне. Понять причины произошедшего. И, соответственно, тогда уже делать выводы.

Не всегда всё гладко, бывают проблемы с выполнением задач, не все сразу получается так, как хотелось бы, но на уровне командира бригады это можно исправить. Это не является проблемными вопросами, которые выносятся на рассмотрение вышестоящего начальства.

В бригаде за последнее время очень много сделано — по всем направлениям. Военная дисциплина, вооружение, военная техника…

Сегодня вы наблюдали, как военнослужащие прекрасно справились с внезапными задачами, которые отрабатывались в ходе этих учений. Машины все на ходу, личный состав обучен. Не было ни малейших задержек.

Кроме штатных подразделений бригады в учениях также были задействованы военнослужащие Центра инженерного обеспечения Главного управления оперативного обеспечения ВСУ, а также подразделение армейской авиации Сухопутных войск

— И у парней горят глаза — это заметно. В общем, готовы в любой момент… Может больная тема, но все таки спрошу: бывают «случайные люди»? Кому не место в армии?

— В армии не место тем, кто пришел исключительно ради заработка. Если военнослужащий имеет проблемы с дисциплиной, есть вопросы с употреблением алкоголя, с выполнением непосредственных обязанностей… А если командиры большую часть времени уделяют не подготовке своей и подразделений, а военнослужащим, которые не хотят выполнять свои обязанности, последних в армии не должно быть.
Бригадные тактические учения

— Вы стали комбригом, когда парни уже вернулись с Донбасса.

— Я стал командиром бригады, когда она находилась на восстановлении боеспособности.

— Многие военные не скрывают, что это тоже своего рода испытание. Вывели из зоны АТО (сегодня — ООС), а тут другие реалии. Непросто. Да что говорить, после полутора недель на востоке я не сразу смогла переключиться на «мирные реалии», но это и рядом не стоит с тем, каково парням после боевых действий.

— Я понимаю, о чем вы. Полностью меняется атмосфера. У 72-й бригады славный боевой путь и, соответственно, есть свои особенности. Люди на протяжении длительного времени выполняли задачи на Авдеевском направлении. Когда я прибыл в бригаду, многим военнослужащим был предоставлен отпуск. Многие были истощены, накопилась усталость… Кто-то принял решение уволиться, приоритет — семье, детям. Это касается как офицеров, так и военнослужащих-контрактников.

На данный момент со мной выполняют задачи и те люди, кто давно в бригаде, и те, кто недавно пришел. Сейчас у нас неплохая укомплектованность. Бригада может полноценно выполнять задачи.

— В том числе на Донбассе?

— Стопроцентно. И он будет наш, даже не сомневайтесь. Мы готовы.

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB