«Эту операцию придумал Порошенко»: Гройсман рассказал правду о деле Бабченко главе «Репортеров без границ»

Пранкер Лексус и Вован позвонили Кристофу Делуару, генеральному Секретарю «Репортеров без границ» от имени Владимира Гройсмана. Напомним, ранее  «Репортеры без границ» заявили, что возмущены специальной операцией Службы безопасности, инсценировавшей убийство журналиста Аркадия Бабченко в собственном доме, передает АНТИКОР.

Интернет-издание получила от пранкеров эксклюзивную запись и стенограмму разговора

Делуар: Добрый день, господин премьер-министр.

Лексус-Вован: Рад вас слышать, спасибо, что согласились на разговор.

Делуар: Большое спасибо, господин премьер-министр. Естественно, я знаю, в каком положении сейчас находится Ваша страна. Я знаю, какие информационные войны сейчас ведутся против Украины. Но Вы знаете, все наши публичные заявления. Действительно, данное действие СБУ нам показалось крайне вредным для деловой репутации журналистов, которые находятся под угрозой. Но я очень рад возможности пообщаться сегодня с Вами. И мне хотелось бы, и я предполагаю, что Вы могли бы рассказать об этом поподробнее.

Лексус-Вован: Нас, конечно же, слегка огорчило ваше недавнее заявление, оно было немного жестким. Но разве мы действовали неправильно? Вообще, эту операцию придумал президент Порошенко, это была его идея.

Делуар: Эм… Действительно, независимо от того, какие были причины данного мероприятия, до сих пор пока крайне сложно понять, каким образом данная операция могла спасти жизнь журналиста, так как если я правильно понял, СБУ получила информацию еще 2 месяца назад. На деле же, жизнь журналиста спасло то, что СБУ была в курсе готовившейся попытки убийства.

Лексус-Вован: Но самое главное, что мы сделали – это подорвали информационное доверие к России. РФ виновата в этой ситуации. РФ потерпела информационное поражение в этом всем. И самое главное – мы доказали виновность Путина в этой истории.

Делуар: Эм… Я бы хотел сделать Вам предложение. Я думаю, что есть понимание того, что произошло. Необходимо восстановить доверие, другими словами, мы предлагаем создать комиссию из международных экспертов, чтобы журналисты и юристы смогли посетить Украину в сроки и на условиях, которые, естественно, необходимо обсудить, чтобы встретиться со службами, получить доступ к определенной информации, сохраняя конфиденциальность определенной информации, и подготовить отчет, который позволил бы четко прояснить, что конкретно произошло. Я сейчас не говорю как журналист о том, что нужно сделать репортажи, но хотя бы создать механизм защиты свободы независимой прессы. Вы отлично понимаете, что мы не близки с Россией. И естественно, озвучить и обсудить все угрозы, которые были сделаны в отношении данного журналиста.

Лексус-Вован: Я очень боюсь, что комиссия может решить, что виновата была не Россия. Мы не хотим проигрывать в этой информационной войне

Делуар: Я никоим образом не придерживаюсь логики информационной войны. Я осознаю геополитические вызовы. Дело в том, что данное дело, к сожалению… Даже несмотря на то, что Украина подверглась очень сильным информационным атакам со стороны России, на деле же имела место ложь, которая была предана огласке. Сегодня присутствует очень сильный скептицизм, международное непонимание. Хотя намерения были абсолютно легитимные, мне кажется, что Украина только бы выиграла, если бы международные журналисты и юристы, которые не шли бы на поводу России, но при этом также не зависели бы от украинского правительства, смогли бы приехать и выразить свое мнение. Как минимум, были ошибки в СМИ. Я здесь не для того, чтобы делиться какими-либо суждениями или оценками, тем более, что я на это не претендую. Но это позволило бы прояснить ситуацию и навести порядок, чтобы было соответствие реальным фактам. Раз Вы мне звоните, то это признак открытости с Вашей стороны, и я это очень ценю.

Лексус-Вован: Хорошо, давайте так. Я готов учредить эту Комиссию, но с одним условием. Я хотел бы вас кое о чем попросить.

Делуар: Да.

Лексус-Вован: Вы же слышали историю с господином журналистом Вышинским, который работал на российское информагентство?

Делуар: Да

Лексус-Вован: Он, конечно же, по нашему мнению, не журналист, а обыкновенный террорист, пусть и информационный. В связи с этим я хотел бы, чтобы вы нас поддержали и поддержали нашу инициативу по блокировке российских СМИ. В таком случае я готов с вами сотрудничать.

Делуар: Я думаю, Вы понимаете, что нам сложно говорить, что директор РИА Новости — это информационный террорист, тем более, что у нас нет доступа к материалам. Мы — журналисты, мы работаем на неправительственную организацию, которая придерживается в своей работе максимально строгих подходов, когда речь заходит о правде и мы не можем кого бы то ни было обвинять, не имея на руках необходимых данных. Что могу я Вам предложить. Если Вы хотите, то в понедельник я могу отправить Вам письмо с описанием предложения по созданию комиссии. Если Вы считает, что нужна наша личная встреча, то я могу приехать в Киев, мне это кажется важным, и обсудить условия работы данной комиссии.

Лексус-Вован: Мне хотелось бы понять вашу личную позицию по отношению к Вышинскому.

Делуар: Я Вам предлагаю, что на следующей неделе я отправлю все подробности, но мне кажется, я правда, должен еще перепроверить, чтобы понять, что происходит в самом деле в случае господина Вышинского.

Лексус-Вован: Буду готов встретить вас в Киеве и ознакомить с материалами уголовного дела. И если бы будете уверены в нашей правоте – я хотел бы рассчитывать на вашу поддержку в этом вопросе.

Делуар: Хорошо, как я Вам уже сказал, я направлю Вам письмо, и если Вы будете согласны, то приеду в ближайшие дни, поскольку мне это кажется также важным.

Лексус-Вован: Я хотел бы вам в кое-чем признаться. Но хочу, чтобы это осталось между нами, так как эту инициативу выразил президент Порошенко. Я знаю, что это будет острой темой и, возможно, нас многие осудят за это. Но у нас планируется еще одна инсценировка.

Делуар: (пауза) Эээээ… Тоже [инсценировка], касающаяся какого-то журналиста?

Лексус-Вован: Нет, это будет уже не журналист. Вы сами понимаете, в какой ситуации мы сейчас находимся. Идет серьезная война и из-за этого нам пришлось даже арестовать депутата Надежду Савченко, которая хотела взорвать Верховную Раду.

Делуар: Эээ… Если это не касается журналиста, тогда это не имеет непосредственного отношения ко мне, но я Вас благодарю за открытость и честность нашей беседы. И если Вы этого хотите, то я не буду ссылаться на наш разговор, буду соблюдать конфиденциальность, потому что хотел бы поддерживать с Вами доверительные отношения, которые в свою очередь позволят нам продвинуться в решении всех упомянутых вопросов.

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB

«Эту операцию придумал Порошенко»: Гройсман рассказал правду о деле Бабченко главе «Репортеров без границ»