Холодницкого предлагают не увольнять. Какой вердикт вынесет «прокурорская инквизиция» по делу главы САП

Скандальная история с «прослушкой через аквариум» заместителя генпрокурора — главы САП Назара Холодницкого вышла на промежуточный финиш. Спустя три месяца разбирательств докладчик по его дисциплинарному делу — член Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров Александр Ковальчук подписал вывод, согласно которому он усматривает наличие «по совокупности» серьезных нарушений в действиях одного из самых юных генералов за всю историю ГПУ. В качестве наказания Ковальчук предлагает, как говорил герой популярного скетчкома — «понять и простить» Назара Ивановича. А именно, вынести ему всего лишь выговор, что уже было расценено оппонентами руководителя САП как «зрада». Ведь подобное взыскание, в случае его вынесения, не отразится на текущих позициях Холодницкого: он останется на посту и продолжит занимать кресло антикоррупционного прокурора.  Сам Назар Иванович предлагает повременить с оценками ситуации до вынесения итогового вердикта КДКП. Но известно, что в пояснениях «прокурорской инквизиции» он вместе с подчиненными категорически отрицал наличие каких-либо «косяков» со своей стороны.  Чьи доводы перевесят, покажет рассмотрение «дисциплинарки» Холодницкого, которое намечено на одно из ближайших заседаний Квалифкомиссии. Но целый ряд обстоятельств указывает, что каким бы ни был его итог, даже тогда в истории о «прослушке в аквариуме» заместителя Юрия Луценко так не будет поставлена точка.  С позициями спорщиков и деталями затянувшегося конфликта в верхах антикоррупционных ведомств разбиралась «Страна».

Второе дыхание подзабытого скандала

Новый импульс ушедшей, казалось бы, на второй план истории противостояния по линии генпрокурора Юрия Луценко и директора НАБУ Артема Сытника с руководителем САП был дан 2 июля.

Тогда на страницах издания Insider, а следом за этим — «Украинской правды» были обнародованы фрагменты решения, которое вынес 22 июня докладчик по «делу Холодницкого» Александр Ковальчук.

В его преамбуле он описывает общеизвестные детали истории. Так, 30 марта в КДКП поступили жалобы на антикоррупционного прокурора, после чего было открыто дисциплинарное производство и начато разбирательство. Прежде всего, в части записей, сделанных в рабочем кабинете Назара Ивановича.

Для этого Ковальчук запросил выписку из ЕРДР, согласно которой стало известно — с 3 апреля 2017 года ГПУ действительно осуществляет досудебное расследование в уголовном производстве в отношении Холодницкого.

Согласно ей, глава САП проверяется на причастность к совершению преступлений, предусмотренных четырьмя статьями Уголовного кодекса. Речь идет о вероятном получении неправомерной выгоды (ч.4 ст.368 УК Украины), незаконном обогащении (ч.3 ст.368-2 УК Украины), разглашении данных досудебного следствия (ч.1 ст.387 УК Украины) и даче заведомо ложных показаний (ч.2 ст.384 УК Украины). При этом, напрямую расследование в части Назара Ивановича не касается запутанной истории с вымогательством $2 млн у детей арестованного по «делу клименковцев» налогового генерала Станислава Денисюка.

Эту информацию из судебного реестра «Стране» подтвердила и первый заместитель главы Госбюро расследований Ольга Варченко, которая на прежнем месте работы в так называемом «Департаменте Кононенко-Грановского» ГПУ опекалась этим делом.

С учетом тяжести инкриминируемых Холодницкому статей Генпрокуратура поставила его на «прослушку», оперативное сопровождение которой было поручено Антикоррупционному Бюро. Как говорится в выводах члена КДКП Ковальчука, протоколы НСРД в отношении главы САП были составлены 23 марта, после чего их копии были переданы «прокурорскую инквизицию». Именно на записях «жучка в аквариуме» и строятся текущие претензии к Назару Ивановичу.

Заметим, что законность их использования в дисциплинарном производстве Квалифкомиссии с самого начала вызывала ряд вопросов у юристов. Дело в том, что Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает порядка использования материалов негласных следственных действий в дисциплинарных делах КДКП. А стало быть, данные «прослушки» и наружного наблюдения после рассекречивания могут быть приобщены только к материалам уголовного дела. То есть, де-юре доказательствами пресловутые записи из кабинета главы САП в Квалифкомиссии являться не могут.

Впрочем, Александр Ковальчук решил иначе. Свое решение он выносил опираясь на материалы скандальных аудиофайлов и пояснений, отобранных у участников задушевных бесед в кабинете антикоррупционного прокурора.

Как оправдывался Холодницкий и его подчиненные

Основной массив претензий, которые накопились у жалобщиков к Холодницкому, касаются ранее описанных в публикациях «Страны» уголовных дел, процессуальное руководство в которых осуществляет САП. Их можно разделить на два схематических блока.

В первом содержатся незаконные, по мнению Луценко и Сытника, указания Назара Ивановича, которые привели к саботажу активной фазе расследования четырех историй. Речь идет о недостоверном декларировании экс-главы НАПК Натальи Корчак, «деле Краяна» (где главным подозреваемым проходит мэр Одессы Геннадий Труханов), и злоупотреблениях, якобы связанных с деятельностью парламентария от «Народного фронта» Георгия Логвинского и предпринимателя Олега Бахматюка.

Холодницкий и его подчиненные это категорически отрицают. В практически идентичных пояснениях на этот счет прокуроры САП утверждают, что шеф не склонял их к «сливу дел». А все его указания были абсолютно законными, поскольку в данных производствах Назар Иванович входит в состав следственной группы. Использование же в совещаниях «крепкого словца» (нецензурных и антисемитских выражений) представляется ими как побочный эффект ввиду сложности осуществляемой работы.

Что же касается истории с попыткой подкупа и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун окружением лидера Радикальной партии Олега Ляшко, то на этот счет обвинения в адрес Холодницкого гораздо более предметные.

Прежде всего, ввиду того что «жучком» было зафиксировано внепроцессуальное общение главы САП с фигурантом этого дела — застройщиком Сергеем Кафтя. А также недвусмысленные требования «позвонить бабушке в «Солому» — то есть, не допустить инициированных по линии НАБУ обысков у Кафти путем оказания давления на руководителя Соломенского райсуда Людмилу Шереметьеву.

По версии жалобщиков, 1 марта антикоррупционный прокурор заранее подготовил своего друга-застройщика к тому, что ему следует рассказать на допросе по делу о предложении взятки Супрун. После чего Кафтя сыграл отведенную ему роль, скрыв важную деталь о том, что ранее обращался по факту вымогательства квартир у него со стороны мэра Вишневого Ильи Дикова. Но этот сценарий поломали подчиненные Сытника.

5 марта детектив НАБУ Артем Крикун-Труш провел повторный допрос Кафти, после которого застройщик вновь пришел к Холодницкому и не только пересказал ему детали следственного действия, а и пожаловался на давление. Глава САП не отступался, и на серии совещаний в возглавляемом им ведомстве «неоднократно заявлял подчиненным свою позицию о том, что доказать факт предложения неправомерной выгоды вряд ли окажется возможным с имеющимся массивом наработок в деле». Якобы в деле отсутствует факт вымогательства жилья у Кафти со стороны мэра Дикова, который в дальнейшем планировал рассчитаться им с Супрун. А потому сомнителен и сам состав преступления со стороны «радикалов», предложивших неправомерную выгоду главе Минздрава.

Наряду с этим глава САП также требовал от подчиненных «кошмарить» и запугать Дикова во время обыска. А затем выразил негодование тем фактом, что его товарища Кафтю повторно вызывали на допрос в НАБУ, потребовав приструнить детективов Бюро и не согласовывать им процессуальные документы в деле.

Далее и произошел скандальный диалог о «бабушке из Соломы», под которой подразумевалась Шереметьева. Узнав о направленных в Соломенский райсуд Киева ходатайствах для получения санкции на обыск у Кафти, Холодницкий поручил своему заму Владимиру Кривенко «разрулить» ситуацию. А именно — «решить вопрос» с Шереметьевой или ее замом Тарасом Оксютой так, чтобы суд отказал в праве на осуществление следственных действий в офисе застройщика. Факт осуществления звонка такого рода детективу НАБУ подтвердила следственный судья, на которую выпали данные производства, Галина Сергиенко.

В свою защиту Назар Иванович заявил, что его диалоги с Кафтей были «психологическим приемом» с целью разговорить застройщика, а разглашением данных досудебного расследования он-де не занимался. Наоборот, обвинив в этом подчиненных Сытника. И сослался на претензии, выраженные ему в телефонном разговоре со стороны Супрун (в части ступора расследования истории о попытке ее подкупа).

Примечательно, что подчиненные антикоррупционного прокурора, присутствовавшие во время скандального совещания у Холодницкого, не комментируют сам факт того, что в САП пытались «по звонку» решить вопрос с Соломенским судом. Так, заместитель Назара Ивановича Максим Грищук якобы не обратил внимание на пассаж о «бабушке из «Соломы», так как… не входил в группу прокуроров по делу, и не вникал в суть дискуссии. Все прочие участники дискуссии просто обошли этот нюанс стороной.

Что же касается последовавших затем попыток отозвать ходатайства на право осуществления обысков у Кафти, то в САП представляют это как недоразумение, произошедшее из-за обмана со стороны детективов НАБУ.

Предварительный итог

Сопоставив вышеизложенное, член КДКП Ковальчук пришел к выводу, что действия Холодницкого в своей совокупности «создают основания, предусмотренные пунктами 1,3 ,5 6, 8 ч.1 ст.43 закона «О прокуратуре» для привлечения прокурора к дисциплинарной ответственности». То есть, в его поведении усматривается нарушение профессиональной этики и поведения прокурора. Заметим, что согласно профильному закону, такой вердикт означал бы для любого из работников ГПУ, занимающего административную должность, последующую отставку.

Но докладчик по скандальной истории антикоррупционного прокурора предлагает отказать в части требований Луценко и Сытника о наложении на главу САП взыскания в части увольнения из органов прокуратуры. Ссылаясь на тот факт, что законодатель не предусмотрел соответствующей нормы в законе «О прокуратуре». Где увольнение с должности Холодницкого возможно исключительно по рекомендации Совета прокуроров и только на тех основаниях, которые предусмотрены ст.51 «прокурорского» закона. А потому данный вопрос не находится в компетенции КДКП.

Фактически, Ковальчук предлагает «пожурить» Назара Ивановича, и выйти из сложившейся ситуации с минимальными потерями. «По логике вывода получается, что его (Холодницкого — Прим. Ред.) вообще невозможно уволить по дисциплинарной процедуре», — говорит «Стране» один из членов квалифкомиссии на правах анонимности.

Заметим, что подобный прием в «прокурорской инквизиции» уже использовался по делу «о лайках в фейсбуке» в отношении генпрокурора Юрия Луценко, которому вменялось попрание принципа презумпции невиновности. Тогда КДКП не смогла привлечь к ответственности главу ГПУ за его публикации в социальной сети, хотя и усмотрела наличие нарушений с его стороны. Указав на то, что действующий закон «О прокуратуре» не предусматривает какого-либо дисциплинарного наказания для генерального прокурора, в частности в виде увольнения или выговора. Который он фактически должен был вынести сам себе.

Сам Холодницкий пока воздерживается от комментариев исхода своего дела, призывая дождаться окончательного вердикта. «Это просто вывод одного из членов КДКП, это еще не решение КДКП», — подчеркнул он в комментарии «Главкому».

Осторожность Назара Ивановича во многом понятна. Дело в том, что на практике Квалифкомиссия прокуроров в своих заседаниях далеко не всегда соглашается с доводами докладчиков по дисциплинарным делам.

«КДКП очень часто принимает решения не такие, как подается в заключении докладчика», — говорит собеседник «Страны» в «прокурорской инквизиции». Но прогнозировать итоговый вердикт, на который выйдет орган прокурорского самоуправления он не берется.

История Холодницкого рискует превратиться в долгоиграющую сагу

При этом, за перипетиями разбирательств за кадром остается другая немаловажная деталь. Которая может в перспективе помножить на ноль абсолютно любое решение КДКП по истории главы САП.

На нее первым обратил внимание экс-прокурор Владимир Петраковский. По его словам, вывод Ковальчука в истории антикоррупционного прокурора полностью основывается на записях, сделанных в кабинете Холодницкого «жучком».

«Получается, что КДКП и далее придерживается мнения, что практика использования результатов НСРД в дисциплинарном производстве является законном. Но есть вопросы, — говорит Петраковский. — 13 февраля Высший совет правосудия частично отменил решение КДКП о закрытии дисциплинарного производства в отношении заместителя прокурора Николаевской области Степана Божило, в действиях которого Квалифкомиссия изначально не обнаружила дисциплинарного проступка. А ВСП нашла. Что он сделал? Передал результаты НСРД в отношении сотрудника полиции органу, где тот проходил службу. После чего была проведена проверка, а полицейский в итоге уволен на основании выводов, основой для которых послужили результаты негласных следственных действий, переданных Божило. Отменяя же решение КДКП, Высший совет правосудия выразил позицию, что результаты НСРД можно использовать исключительно в уголовном производстве. А те должностные лица, которые передают их результаты третьим лицам, например дисциплинарным органам, сами являются правонарушителями. На днях по поводу этого решения ВСП высказался и Кассационный админсуд в составе Верховного Суда. И хотя его аргументация еще не обнародована, резолюция гласит: отменять решение Высшего совета правосудия нет никаких оснований».

По словам экс-прокурора, нарабатываемая судебная практика ведет к тому, что в конечном счете решение КДКП в отношении Холодницкого будет спорным. Петраковский считает, что точку в этом вопросе может поставить только Большая палата Верховного суда.

Впрочем, сколько времени уйдет до этого, сказать никто не берется. А потому история с «прослушкой в аквариуме» заместителя Юрия Луценко еще долго может продолжать выступать лакмусовой бумажкой. Являясь предметом торга между различными группами центров влияния в верхах антикоррупционных ведомств Украины.

Холодницкого предлагают не увольнять. Какой вердикт вынесет «прокурорская инквизиция» по делу главы САП