Вторник, Октябрь 16, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

История с Бабченко дала миру важное доказательство – Илья Пономарев

Комментируя историю с «убийством» и эффектным «воскрешением» российского журналиста Аркадия Бабченко, одиозный политик Владимир Жириновский сделал заявление по поводу российских оппозиционеров, переехавших в Украину.  В частности, он сказал: «На месте остальных русских политических беженцев, например, Ильи Пономарева, я бы задумался, безопасно ли им оставаться в Киеве».  С просьбой оценить сей месседж OBOZREVATEL обратился к российскому оппозиционному политику Илье Пономареву, пишет АНТИКОР


В блиц-интервью он поделился своим мнением о спецоперации СБУ, о роли в ней Аркадия Бабченко, а также оценил актуальные угрозы – для Бабченко и для себя.

— Считаете ли вы, что вам действительно опасно оставаться в Украине, как об этом говорит Жириновский?

— Как вы знаете, у меня с Владимиром Вольфовичем трогательные отношения. Он был формальным инициатором дела «Сколково».

Но самое интересное, что обычно Жириновский говорит то, что думает Кремль, поэтому я воспринимаю это как конкретную угрозу с их стороны.

Но вряд ли это может как-то повлиять на мой образ жизни и место расположения. Я изначально принимал решение уехать в Украину, понимая, что это не является простой прогулкой.

— Поступали ли вам угрозы за время вашего пребывания в Украине? Если да, то какие? Когда? Много ли их было? Какие меры вы предпринимали, чтобы обезопасить себя?

— Всякий треп постоянно приходит. И через соцсети, и в виде телефонных сообщений…

— Вам пишут SMS с угрозами?

— Да, бывает.

— От кого?

— От каких-то троллей. Но я не считаю, что к этому стоит относиться чересчур серьезно. Таких сообщений вагон. Это та атмосфера, которая сейчас создана в России – поиска националпредателей. Какое-то количество дезадаптивных людей на это ведется. Я не думаю, что это является чем-то системным.

А вот тот факт, что перед всей этой историей с Бабченко у нас была информация, очень важен. Ведь те товарищи, которых повязали, вербовали людей в АТОшной среде. У меня была информация о том, что такое происходит, и к этому я отнесся гораздо более серьезно, чем к разным пустым угрозам.

Поэтому я, конечно, очень рад той операции, которая закончилась в связи с поимкой преступников.

— Кстати, как вы расцениваете историю с Бабченко? Прав ли сам Бабченко, что поступил именно так? Можно ли это назвать триумфом СБУ?

— Я считаю, что это абсолютный триумф. Я полностью согласен с Бабченко, и на его месте поступил бы точно так же.

В основном его критикуют оттого, что его считают журналистом, но на самом деле Аркадий все-таки не совсем журналист. Он в большей мере общественный деятель и писатель. Это все равно что называть журналистом его строгого антипода – Захара Прилепина.

Это не журналистская, это общественная деятельность.

«Анафема» для целой церкви. Главные выводы из заявления РПЦ о разрыве с Константинополем

После того, как на Синоде Русской православной церкви в Минске заявили о разрыве связей с Константинополем и появился полный текст обращения Синода РПЦ «Страна» определила четыре главных вывода о дальнейшем развитии событий.

Главные выводы из решения РПЦ:

Первое. Никто не прогнется, а значит противостояние будет усилено. Минским заявлением Московский патриархат отбрасывает возможности компромисса с Константинополем по Украине и демонстрирует непреклонную позицию. Аргументация такова: во-первых, нельзя отменить 300 лет истории росчерком пера. Во-вторых, нигде не написано, что дарование Москве церковной власти над Киевской митрополией в 1686 году можно «отозвать». Тем более, что эта митрополия за время пребывания в составе РПЦ разрослась примерно втрое. В третьих — не может одна церковь снимать анафему, наложенную другой. Причем в 90-х Варфоломей был совсем не против анафемы Филарету и поддерживал решение РПЦ. В решении Синода даже процитированы письма Вселенского патриарха, и если они будут предъявлены — то мы увидим серьезный имиджевый удар по позиции Варфоломея.

Второе. Разрыв евхаристического общения — это максимальная степень размолвки между церквями. Нельзя совместно молиться, служить — и даже мирянам, крещеным в РПЦ и ее митрополиях (в УПЦ МП и Белорусской церкви) нельзя теперь принимать участие в таинствах Константинопольского патриархата и церковных службах. По факту это «анафема» для целой церкви. Теперь есть резон ждать ответного хода Константинополя, который может принять симметричные меры. К ним он разумеется был готов — реакцию РПЦ на недавние решения Константинопольской церкви предугадать было не тяжело. И раз так — значит в Стамбуле сознательно шли на раскол между грандами православного мира.

Третье. Позиция РПЦ усложняет переход в гипотетическую Единую поместную церковь тех епископов, которые готовы сменить церковную прописку. Разумеется, такие архиереи будут. Однако шансы на то, что их будет много, падают: в материнской РПЦ недвусмысленно намекнули, что анафема Филарету никуда не делась — в глазах Москвы и значительной части верующих Украины он по-прежнему раскольник. А значит такая же анафема может быть наложена и на епископов, которые захотят пойти «в раскол». Даже если эту анафему поначалу не признает никто, кроме самой РПЦ — то все равно будет иметь место сомнительный церковный статус: полупризнанный, полуанафематствованный священник.

Четвертое. Впрочем, определяющим для колеблющихся клириков фактором будет позиция других православных церквей. В РПЦ уже призвали собрать все 15 патриархатов, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Им все равно придется определяться — кем считать того же Филарета да и как относиться к расколу между двумя самыми авторитетными в мире православными церквями. Именно сейчас православный мир может начать делиться на два лагеря. И те украинские клирики, которые колеблются, будут выжидать момента и смотреть, как сложится конфигурация. Насколько широкой будет «международная коалиция» в поддержку ЕПЦ.

«Действовать немедленно»: Тимошенко рассказала, как будет возрождать Донбасс

Донбасс будет освобожден, а новая власть будет уделять достаточное внимание решению вопросов деоккупированных территорий.  Об этом лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко заявила во время пребывания в Станице Луганской в День защитника Украины, передает  EJ с ссылкой на «Апостроф»

Она пообщалась с представителем местной власти и с людьми, которые находились на КПВВ.

«После смены власти времени на составление планов не будет. Надо будет действовать немедленно», — подчеркнула она.

Во время общения с людьми политик узнала, что больше всего людей волнует процедура выплаты пенсий. Украинцы, которые живут в оккупированных районах, но должны ездить за деньгами на свободную от агрессора территорию, попросили Тимошенко посодействовать упрощению существующего механизма.Также люди выразили недовольство из-за проблем развития региона после деоккупации.

Политик заверила, что новая власть сразу откорректирует бюджет на 2019 год с учетом финансирования территорий, которые находятся на линии соприкосновения. Также, по словам Тимошенко, будут внедрены спецкоэффициенты при предоставлении субвенций для этих территорий на образование, здравоохранение и усиление соцзащиты людей, которые там живут.

Во время общения с людьми она заметила, что минские соглашения являются тупиковыми.

«Надо строить переговорный процесс на базе Будапештского соглашения. Именно политико-дипломатическим путем можно вернуть мир в Украине. Пришло время иначе разговаривать с миром», — подчеркнула она.



Встреча закончилась ничем: Венгрия продолжит блокировать Комиссию Украина-НАТО

Венгрия продолжит блокировать Комиссию Украина-НАТО на уровне министров из-за того, что Украина не достигла прогресса по закону об образовании и не внедрила рекомендации Венецианской комиссии.  Об этом заявил министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто во время встречи с министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным, сообщает EJ с ссылкой на  DW.

Глава МИД Венгрии также выразил недовольство петицией по урегулированию статуса граждан Украины с двойным и более гражданством стран ЕС, а также внесением ряда граждан Венгрии, в том числе и самого Сиярто в базу сайта Миротворец.

Оба чиновника отметили, что пока конфликт между странами не решен, но есть существенный прогресс.