Пятница, Сентябрь 21, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Коррупция в ПриватБанке и очередная схема БК Pari Match

В мае текущего года украинские СМИ опубликовали результаты журналистского расследования, согласно которым букмекерская контора Pari Match, центральный офис которой находится в самом центре Киева, активно развивает сеть игорных заведений на неподконтрольных территориях ДНР И ЛНР, передает АНТИКОР со ссылкой на kontrakty.ua.

Уже сам по себе этот факт должен был бы привлечь к конторе внимание со стороны СБУ. Однако, как выяснилось, PariMatch ведет эту «работу» не в одиночку. Помогает ей в этом… государственный Приватбанк.

Впрочем, сначала — предыстория.

По данным ресурса Betnews365, Pari Match работает на букмекерском рынке с 1994 года. Ориентирована на страны бывшего СССР. Как и большинство букмекеров, имеет лицензию Кюрасао, по которой осуществляет международную деятельность. Известна как один из старейших поставщиков услуг в сфере онлайн-гемблинга.

В Украине Pari Match не внесен в список лотерей, однако упоминание об одноименной компании существует в едином госреестре юридических лиц. Среди видов ее деятельности указано и проведение азартных игр. Букмекерская контора в неопределенном статусе выступает спонсором ряда спортивных структур, среди которых футбольная «Премьер-лига» и Федерация хоккея Украины.

В августе 2016 года компания стала титульным спонсором украинской баскетбольной Суперлиги и генеральным спонсором национальной сборнойкоманды Украины по баскетболу.

Собственниками ООО «Pari Match» являются Эдуард Швиндлерман и Татьяна Белорусская. Последняя также имеет доли в компаниях «Тернопильтепло», «Изумруд» и «Фундамент-2006».

Поскольку азартные игры и букмекерский бизнес в Украине запрещены, не удивительно, что у PariMatch возникали трения с правоохранительными органами. В частности, Национальная полиция с 2015 года ведет расследование по факту ведения компанией незаконного игорного бизнеса.

Из постановления Печерского районного суда известно, что 15 октября 2015 был проведен обыск по месту жительства одного из учредителей букмекерской конторы. В ходе обысков были обнаружены документы, предметы и вещи, «которые свидетельствуют об организации и проведении азартных игр под логотипом Pari Matchв сети интернет. Упоминается в постановлении и одноименная компания.

До этого Швиндлерман заявлял, что компания ушла с украинского рынка после запрета гемблинга и не имеет никакого отношения к сайту Pari Match. Однако на самом сайте указано обратное — что компания работает в сфере игорного бизнеса более 20 лет, имеет представительства в странах СНГ.

Согласно открытым источникам «Пари Матч» владеет лицензиями на букмекерскую деятельность в Республике Беларусь (ООО «Статускво») и Российской Федерации (ООО «Бетринг»). В конце 2014-го года компания также получила аналогичную лицензию в Казахстане.

А в мае текущего года журналисты выяснили, что компания активно работает через терминалы в ДНР и ЛНР.

В ходе журналистского расследования выяснилось, что работу на неподконтрольных Украинетерриториях организовала бывшая сотрудница компании Пари Матч — некая Ирина Сергиенко.Сегодня она — действующий сотрудник ПриватБанка.

Как выяснилось в результате журналистского расследования, Сергиенко попала в Приватбанк отнюдь не случайно. Она и ранее активно использовала технические и вычислительные возможности Приватбанка для обеспечения приема денежных средств для Pari Match на территории ОРДЛО. Помогал ей в этом руководитель Департамента электронного бизнеса ПриватБанка Сергей Харитич. Эта парочка продолжает работу в ОРДЛО и сейчас. В реестре судебных решений есть несколько дел, фигрантом которых является Ирина Сергиенко. В этих делах, в частности, констатируется факт, что с 2013 по 2016 год Сергиенко являлась сотрудницей компании PariMatch и доверенным лицом Швиндлермана. И в связи с этим подозревается СБУ в содействиитеррористической деятельности ДНР и ЛНР.

Интересно, что, работая в Приватбанке, Сергиенко «по совместительству» возглавляет Украинскую ассоциацию игорного бизнеса. Весьма странно, согласитесь: игорный бизнес в Украине запрещен, но ассоциация существует. И не просто существует, а активно лоббирует легализацию казино и игровых автоматов.

При этом Сергиенко выступает категорически против создания специальных зон, в которых будут разрешены азартные игры. В противовес этому она предлагает открывать казино и устанавливать игровые автоматы в четырех- и пятизвездочных отелях.

В декабре прошлого года Ирина Сергиенко заняла еще один «общественно значимый» пост — ее избрали председателем Координационного совета по социально ответственной легализации казино. Показательно, что, хотя этот совет на бумаге является общественной организацией, на практике он стал инструментом в руках определенных бизнес-групп. Так, своих представителей в Координационный совет по социально ответственной легализации казино делегировали группа DCH Александра Ярославского (в состав активов входит Международный аэропорт «Харьков», 5* отель, ряд объектов ресторанного бизнеса) и сеть отелей Premier Hotels and Resorts. Именно их интересы и лоббирует Сергиенко, отстаивая легализацию азартных игр в Украине. А все слова о том, что легализация казино и игровых автоматов увеличит поступления в бюджет — не более, чем ширма, за которой скрывается жажда сверхприбылей для нескольких бизнес-кланов.

Но вернемся к «приватовской составляющей» биографии Ирины Сергиенко.

Оказывается, пособничество террористам — отнюдь не единственная претензия к ней со стороны правоохранительных органов. Сегодня Сергиенко принимает практически все решения в Департаменте электронного бизнеса Приватбанка— без ее одобрения там не делается ничего. И она активно этим пользуется. В частности, Генпрокуратура установила многочисленные факты вымогательства со стороны Ирины Сергиенко и задокументировала получение ею взяток от 5 украинских IТ-компаний, которые обслуживаются в Департаменте электронного бизнеса Приватбанка.

Хочется верить, что прием на работу в государственный банк человека, подозреваемого в содействии террористам, является следствием ошибки, а не злого умысла. Надеемся, пресс-служба Приватбанка в ближайшее время даст исчерпывающий комментарий о том, каким образом Ирина Сергиенко получила возможность использовать технические ресурсы государственного банка для работы компании PariMatch на территории ОРДЛО.

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB

В Украине хотят разрешить школы в жилых домах

Министерство регионального развития, строительства и ЖКХ рассматривает возможность разрешить в государственных строительных нормах (ГСН) проектировать в жилых комплексах встроенные школы, сообщил замминистра Лев Парцхаладзе.  «Минрегион сейчас рассматривает такой вопрос – позволить проектировать начальные школы, встроенные в жилые дома (вроде детских садов, норма о которых уже содержится в обновленных ГСН, которые вступят в силу с 1 октября)», – написал Парцхаладзе на своей странице в Facebook, передает СЕГОДНЯ

01_179

По его словам, министерство планирует четко прописать в требованиях к встроенным школам, необходимый уровень шумовой изоляции, инсоляции, пожарной безопасности, рекуперацию, высоту потолков, наличие спортзала и пр.

«В Украине есть большая нехватка школ и детсадов, особенно в крупных городах, в центральных районах. С 1 октября в действие вступают обновленные ГСН, которые содержат норму о возможности проектировать небольшие детсады, встроенные в жилые дома. Проектирование по аналогичному принципу небольших начальных школ – это компромисс, который действительно может решить важную социальную проблему», – отметил замминистра.

Напомним, с 1 сентября в Украине изменились строительные нормы. В частности, новые правила застройки вводят «голубые линии», ограничивающие высотность, «зеленые линии», регулирующие строительство в зеленых зонах, «желтые линии», которые ограничивают высоту зданий возле основных дорог и магистралей в населенных пунктах особой важности для безопасной эвакуации.

В документе прописан также запрет на размещение паркингов на территории жилых комплексов. Альтернативой могут стать подземные гаражи или открытые площадки за 300-500 м от дома.

Россия пытается скрыть свои преступления на Донбассе: в Госдуму внесли законопроект

В Министерстве обороны России хотят запретить своим военным размещать сообщения в социальных сетях и внесли законопроект в Государственную думу РФ. Если примут – солдаты не смогут публиковать фото со службы с товарищами и обозначать местонахождение, пишет СЕГОДНЯ

Российское командование упрямо делает вид, что их военных на Донбассе нет. Однако они там есть – солдаты сами признаются в этом в соцсетях, публикуя соответствующие фото и посты.

Так, например, российский военнослужащий Вадим Григорьев из Оренбургской области. Профиль в соцсети закрыт: никаких фото для посторонних. Но несколько лет назад все могли здесь увидеть очередное доказательство атаки на Украину с российской территории, где он хвалился, как войска РФ «всю ночь долбили по Украине» из артиллерии.

«Все понимают, что российские солдаты есть на Донбассе, есть в Сирии, есть в разных точках», – сказал политолог Александр Шмелев.

Но именно это российское Минобороны и не устраивает. Госдума просит запретить военным писать в Интернете о службе, публиковать фотографии или обозначать место пребывания. Например, одна из фотографий российского механика помогла расследовать катастрофу малайзийского «Боинга», которая унесла жизни почти 300 его пассажиров. На снимке, говорят голландские следователи, тот самый «Бук», которым сбили самолет, принадлежал российской бригаде в Курске.

Недавно Россия обвинила Украину в катастрофе MH17, заявив о якобы доказательствах вины украинских военных. Однако российский солдат Дмитрий Зубов «сдал свою страну с потрохами», разместив фото в соцсети колонны «Буков». Он перевозил установки и фотографировал себя за рулем. Еще до трагедии Зубова уволили в запас. Где он сейчас – неизвестно, странички в соцсетях удалены. За такие сообщения Минобороны РФ предлагает наказывать. Как именно – решать будет командир.

«Если какой-то генерал думает, что он таким образом чего-то скроет, то это исключительно по глупости. Когда ты начинаешь биться рогом, упираться головой в стенку и говорить «меня там нет», когда всем очевидно, что ты там есть, – вот это вызывает реакцию даже больше, чем само присутствие», – сказал политолог Леонид Гозман.

Скрыть преступления российской армии, запретив публикации в Интернете, не получится, говорит политолог. Ведь есть доказательства – не только виртуальные, но и вполне реальные: в украинских тюрьмах сидят более 20 российских военных.

«Синдром Барны»: Зашел «бомжом» – вышел миллиардером

Недавно всех шокировало скандальное видео с народным депутатом от Блока Петра Порошенко Олегом Барной, которому журналисты-пранкеры от имени его однопартийца Игоря Кононенко предложили отдать свой голос за 80 тысяч долларов плюс «как абычно», пишет АНТИКОР

Народный избранник так обрадовался этому, что был даже готов немедленно покинуть экономический форум в Польше. Следовательно, наш корреспондент поинтересовался у политиков и аналитиков о том, а всем ли платят за голосование в Раде и 80 тыс долларов – это много или мало для парламентской «тусовки»? Об этом мы говорили с народным депутатом Украины VII созыва Игорем Мирошниченко, народным депутатом I, II и IV созывов ВР Степаном Хмарой, депутатом ВР II, V и VI созывов Владимиром Лановым и политическим аналитиком Александром Кочетковым.

Депутатам предыдущих созывов Верховной Рады платили за голосование? Вам предлагали?

Владимир Лановой:

Раньше не было никаких платежей за голосование в Раде. В 1991-1994 годах даже мыслей, чтобы заплатить за голос, не было. А потом это стало появляться. А сейчас мы дошли вершины цинизма — страна беднеет, а «черные» платежи депутатам растут. Мне лично никогда не предлагали денег за голосование. А вообще это стало распространенной практикой. У большинства фракций есть за это «ответственные» люди, которые изучают тех, кому можно заплатить и кто не откажется. Это делается через контактера-посредника, который приходит к фракции и говорит с руководителем.

Степан Хмара:

Мне не предлагали. В первом созыве Верховной Рады не могло быть и речи, чтобы платить депутатам за голоса. Я это могу гарантировать. Начинали платить за голосование во втором созыве ВР: тогда появился криминалитет и коммунисты этим пользовались. Тогда же начались различные торги и политическая коррупция. Третий созыв благодаря Кучме уже было крайне коррумпировано. Кучма, чтобы иметь влияние на депутатов, лично составил список, кто не должен попасть в Парламент. Я, кстати, тоже был в этом списке. Мне известно, что Кучма тогда не платил, а в основном расплачивался преференциями: назначал на выгодные должности, платил государственной собственностью. «Живые» деньги начали платить, когда в Киев зашла «донецкая нашествие». Это уже факт, что те, если им кого-то нужно было купить, приходили с чемоданами. Но подчеркиваю: именно Леонид Кучма построил эту бандитскую систему, которая у нас есть до сих пор.

Игорь Мирошниченко:

В Верховной Раде 7-го созыва «Свободы» боялись, как огня. А потому все эти «договорняки» между депутатскими фракциями они пытались максимально скрыть от нас. До меня никогда даже близко не подходили с предложением проголосовать за то или иное вопрос, потому что понимали, чем это может закончиться. Был бы большой скандал. А «регионалы» в ВР бегали втихаря и договаривались о поддержке в обмен на финансы. Иногда это доходило до комичности. Я помню, как коммунисты лоббировали вопрос, который предлагал директор одного из заводов, производивший холодильники: руководитель фирмы хотел, чтобы депутаты проголосовали за проект решения о праздновании юбилейной годовщины этого завода. Но не хватало голосов, чтобы вынести этот вопрос на рассмотрение. И тогдашний лидер КПУ Симоненко с трибуны Верховной Рады несколько раз заявлял, что стоит вернуться к рассмотрению этого законопроекта. Тогда, помню, половина сессионного зала начала смеяться, говоря: «Петя, у тебя что, холодильника нет? Как тебе не стыдно».

Александр Кочетков:

Действительно, практика платить депутатам за голосование появилась во времена «позднего Кучмы», когда главой администрации был Виктор Медведчук. Именно он это придумал. При Ющенко эта практика была менее распространенной. А во времена Януковича платить за голоса стало частью государственной системы. Каждый человек, которая была назначена на какую-то должность, начиная от руководителя президентской Администрации и заканчивая главой сельского совета – все имели доплату в конвертах до самой заработной платы. И эта «доплата» превышала официальную заработную плату иногда в десять раз. К сожалению, та практика, которая была во времена Януковича, включительно с теневыми схемами, была унаследована сегодняшней властью.

Вам известно, о каких суммах шла речь? Что такое «как абычно»?

Игорь Мирошниченко:

Чаще всего во фракциях скупают «мажоритарщиков», особенно если коалиции не хватает критической массы голосов для формирования большинства. Таким народным депутатам в ВР 7-го созыва платили от миллиона до нескольких миллионов долларов. Но насколько я понимаю, такие выплаты были одноразовыми. Затем этот человек должен был голосовать по взмаху руки Чечетова. Кроме того я слышал, что некоторые фракции получали ежемесячно определенные «зарплаты», чтобы голосовали «как надо». Во времена «регионалов» была также скупка голосов депутатов, когда было нужно срочно протолкнуть какой-то закон. Тогда эти суммы измерялись миллионами долларов. Бывало так, что народный избранник выходил из Совета гривневым миллиардером. Получали доплаты также и от мажоритарщиков за голосование о выделении денег на их округа.

Александр Кочетков:

Каждый депутат провластной коалиции имеет определенную дополнительную плату «в конвертах». Ее размер составляет от трех до десяти тысяч долларов ежемесячно. Все зависит от его политической активности. Партии имеют определенный фонд на премирование нардепов и на поддержку их деятельности. Есть целая система теневой доплаты за депутатскую деятельность — кроме официальных выплат из госбюджета. Относительно платы за голоса. За то, что есть система теневой доплаты, депутатам от коалиции не принято платить за отдельные голосования. Есть практика: если не хватает голосов в собственной коалиции, их нужно покупать в так называемой «полуоппозиции». Для сегодняшней власти – это «Оппозиционный блок». В первую очередь платят им, а свои депутаты обязаны голосовать так, как нужно.

«Оппозиционерам» за голосование могут платить, начиная от 10 тысяч долларов и заканчивая миллионом долларов. Там разные суммы, в среднем — сто тысяч долларов . Добавлю, что отдельных депутатов у нас покупают изредка. Чаще договариваются с руководителем небольших фракций, чтобы он обеспечил властям 5-10 голосов, давая, например миллион долларов. Соответственно потом эти средства распределяются между депутатами этой фракции. Голоса принято покупать оптом. Отдельно платят только, когда каждый голос имеет значение. В этой Верховной Раде такое голосование было за назначение генеральным прокурором Юрия Луценко. Тогда могли покупать кого-то отдельно. История же с депутатом Барной показывает, что он либо не слишком умен, или очень обрадовался предложению подзаработать, так как «повелся» на такое сообщение.

Почему за это до сих пор не наказывают?

Степан Хмара:

То, что происходит в украинском Парламенте сейчас – это отвратительно. В нем засела наглая, ненасытная, лживая, малообразованный шпана, как депутат Олег Барна. Конечно, там есть достойные люди. Но их очень мало. Этот созыв Верховной рады может лишь навредить Украине и украинцам. Поскольку эти горе-депутаты голосуют то, что заказывает олигархическая мафия. А не наказывают, потому что олигархи хотят иметь продажных депутатов.

Игорь Мирошниченко:

Инцидент с Барной свидетельствует о том, что политическая коррупция в Парламенте сейчас усилилась. Никто с этим не борется. Нет политической ответственности. И до сих пор есть депутаты, которые перебегают из фракции в фракцию, голосуют за «зарплаты». Этим никто не хочет всерьез заняться. Если можно было бы доказать, что депутат взял деньги за определенное голосование, ему бы грозила уголовная ответственность и его бы посадили на много лет. Но все якобы реформированы правоохранительные органы в Украине являются частью этой системы. Они сами заинтересованы в ее сохранении. Поэтому даже несмотря на то, что журналисты на всю страну показали, как провластный депутат готов был продать свой голос – это для полиции ничего не значит. Наказать их могут лишь граждане, не проголосовав за них на выборах.