Пятница, Октябрь 19, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Луценко жестко поставили на место. Такого поворота событий политик-прокурор явно не ожидал

В специализированной антикоррупционной прокуратуре считают реакцию генпрокурора Юрия Луценко на закрытие уголовного дела против народного депутата Олеся Довгого «преждевременной и чрезмерно эмоциональной».

Об этом говорится в комментарии САП на Facebook-странице ведомства, пишет EJ.

Ведомство напоминает, что досудебное расследование по делу Довгого более года осуществляла прокуратура Киева, а в июне 2017 года расследование было поручено общей группе детективов Национального антикоррупционного бюро и следователей столичной прокуратуры.

К тому же, отмечают в САП, «наступательная позиция» инициаторов этого производства, а именно — прокуратуры Киева, исчезла, как только погасли все камеры СМИ после окончания заседания комитета Верховной Рады.

«Получив свою долю пиара в СМИ другие правоохранительные органы и их руководители забыли сообщить обществу о наличии недостатков предварительного расследования», — говорится в сообщении.

Именно поэтому, объясняют в САП, объявление подозрения Довгому не было осуществлено сразу после снятия с него депутатской неприкосновенности. Более того, факт отсутствия доказательств для объявления подозрения и завершения досудебного расследования подтвержден не только собранными доказательствами, но и позицией собственно Генеральной прокуратуры.

Там напоминают, что 22 ноября ГПУ направила в адрес САП докладную записку заместителя генпрокурора Стрижевской, согласованную Луценко. Этой запиской, утверждают в Спецпрокуратуре, фактически было отказано в подписании окончательного подозрения Довгому.

Поэтому, отмечают в САП, принято законное решение закрыть дело, так как не установлены достаточные доказательства для доведения его виновности и исчерпаны возможности их получить.

В Спецпрокуратуре также добавили, что считают неприемлемым высказывания Луценко относительно уголовного преследования человека в социальных сетях, а не в формате принятия процессуального решения в производстве.