Политическое самоубийство Порошенко. Антикоррупционный суд в любом случае похоронит клептократический режим

Коррупция для Украины измеряется даже не миллиардами, а десятками и сотнями миллиардов гривен. От нее страдает вся страна, ведь коррупция является тем тормозом, который не позволяет экономике страны развиваться быстро. Украинская антикоррупционная реформа подходит к точке невозврата: уже очень скоро законопроект о Высшем антикоррупционном суде должны рассматривать в зале Верховной Рады во втором чтении.  После создания органов по расследованию и противодействию коррупции, таких как НАБУ и НАЗК, создание антикоррупционного суда является последним винтиком в системе, которая должна обеспечить полный цикл ответственности за коррупцию.  Об этом говорится в сегодняшней статье народного депутата Виктории Войцицкой из фракции «Самопомич», передает АНТИКОР


К большому сожалению, с самого начала было понятно, что данное судьбоносное для Украины решение не будет принято без сопротивления. Нынешние коррупционеры будут прилагать максимум усилий, чтобы Украина не приняла закон о Высшем антикоррупционном суде и, соответственно, чтобы он не начал свою деятельность как полноценный независимый судебный орган. Их надежды и мотивации понятны: для них это вопрос, во-первых, выживания и сохранения состояний, которые они накопили преступным образом, и, во-вторых, дальнейшего обогащения при продолжении всех существующих коррупционных схем.

Однако на самом деле, несмотря на всю влиятельность противников идеи антикоррупционного суда, отказ от его создания будет иметь далеко идущие последствия. Причем не только для таких абстрактных для отечественных топ-коррупционеров государственных интересов, но и для них самих.

Финансовый кнут антикоррупции


Кроме политической стагнации, которую обещает непринятие этого закона, существуют также совершенно конкретные финансовые риски, связанные с таким решением.

Только в этом году Украина должна вернуть 6 млрд долл. Из них 3 млрд – деньги МВФ и другой макрофинансовой поддержки. А всего до 2021 года наше государство должно погасить долгов на сумму в 20 млрд долл. Очевидно, что без внешних заимствований это осуществить не удастся.

Но МВФ деньги просто так не дает, для этого нужно выполнять определенные требования. В частности, официальный представитель МВФ Джерри Райс на своем пресс-брифинге 17 мая заявил: «Необходим прогресс по ряду вопросов, чтобы мы могли завершить четвертый пересмотр (программы сотрудничества)). Это касается и энергетического сектора, и фискальной политики, и принятия закона, который позволит основать сильный и независимый Антикоррупционный суд. Последнее является критически важным».

Логика МВФ на самом деле очень проста. Коррупционные схемы приводили к неэффективному функционированию экономики Украины и росту дефицита госбюджета, и именно для решения этих проблем украинская власть позже берет кредиты. Именно поэтому требования кредиторов должны предусматривать вещи, которые позволят исключить первоначальную причину заимствований, а именно неэффективное функционирование экономики. И в сфере противодействия коррупции создание антикоррупционного суда как раз и рассматривается как механизм решения этой проблемы. Однако это нарушает привычное положение вещей для отечественной клептократии, которая привыкла балансировать на шатком мостике между угрозой невозврата международных кредитов с соответствующим банкротством страны и своими шкурными интересами.

Похоже, что для нынешней власти инстинкт страха независимого антикоррупционного суда может перевесить логичность рассуждений, и она избеганием создания этого института тем самым откажется и от финансовой помощи МВФ. Однако это будет иметь значительные последствия для всей страны.

Если программа сотрудничества с МВФ не будет продолжена, это негативно повлияет на наш кредиторский имидж, ведь тогда в глазах международного общества мы станем страной, которая будет находиться на грани дефолта. Сотрудничество с другими международными структурами, такими как Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), тоже окажется невозможным.

В таком случае будет существовать два альтернативных пути погашения долгов. Первый из них будет заключаться в их банальном погашении за счет золотовалютных резервов страны. Но в таком случае это приведет к девальвации гривны и до окончательного испарения чьих-то и без того невысоких рейтингов.

Другая возможность – выход на внешние рынки международных заимствований. Этот вариант для нынешних властных элит может быть более привлекательным, ведь он может удержать инфляцию. Однако все равно подобные действия будут переводить финансовое бремя на рядовых граждан, только делать это в более косвенно.

Дело в том, что сейчас оценки рисков заимствований Украины составляют 8%. В случае разрыва отношений с МВФ будет очень маловероятно, что кто-то будет одалживать нам средства с процентной ставкой, меньше 10%. А отдавать эту разницу придется как раз всем нам из наших карманов, платя налоги, которые пойдут, к примеру, не на совершенствование социальной сферы, а на выплату долгов. Таким образом, каждый украинец будет финансировать все эти расходы, связанные с непринятием закона о Высшем антикоррупционном суде.

Закрытие оффшорных окон

Если коррупционеры думают, что они своим саботажем смогут заблокировать реформу антикоррупционного суда, они очень сильно ошибаются. Коррупция не имеет смысла, если полученной рентой невозможно воспользоваться. А раз одним из самых ярких трендов развития финансового сектора последнего десятилетия стал переход к созданию реальных инструментов с уклонением от уплаты налогов или полноценным отмыванием денег в оффшорах. Если цвет отечественной клептократии не будет судить антикоррупционный суд, то они могут с легкостью попасть на скамью подсудимых в любой другой национальной судебной юрисдикции в зависимости от того, где они будут сохранять собственные нечестно нажитые состояния.

Все началось с принятием в 2010 году США закона об обмене налоговой информацией с налоговыми юрисдикциями других стран (FACTA). Реализация закона была подкреплена соответствующим количеством двусторонних договоров. Одной из первых его подписала Швейцария, и с середины 2014 новые правила обмена информацией встепили там в силу. Согласно Global Wealth Report 2017, Швейцария является мировым лидером среди государств по размещенному в ней оффшорному капиталу (2,4 трлн долл), И переход подобной страны с трепетной заботой о банковской тайне к новому режиму глобальной прозрачности показательная иллюстрация того, что время оффшоров уже очень скоро может завершиться.

В 2013 году Организация экономического сотрудничества и развития запустила проект BEPS (Base erosion and ProfitShifting). Он содержит 15 ключевых мероприятий, устанавливающих новые правила отчетности для компаний и финансово-промышленных групп, а также интенсифицирующих сотрудничество различных национальных налоговых юрисдикций по обмену информацией о своих налогоплательщиках. Это создает возможности рассматривать паутину разветвленных дочерних компаний буквально под лупой. По состоянию на начало 2018 года, 110 стран присоединились к плану действий по выполнению BEPS.

Украина тоже вынуждена начать подобные изменения, присоединившись с начала 2017 года к Программе расширенного сотрудничества в рамках ОЭСР и подписав в прошлом году двусторонний договор с США об обмене налоговой информацией. Однако цена слова отечественных политических элит такова, что в феврале этого года ОЭСР была вынуждена написать президенту письмо относительно задержек со стороны Украины в выполнении своих обязательств.

«Пряник» выполнения подобных мероприятий в виде лучших возможностей для отлова коррупционеров для отечественных властных элит очень сомнителен, но кнут чрезвычайно реальный – ЕС в прошлом году уже обнародовал свой «черный список оффшоров», и если мы «отличимся» своей «толерантностью» к непрозрачности и содействием отмыванию денег, то тоже туда попадем.

Именно поэтому, для кого-то настала пора проснуться и понять, что в современном мире скрыть наворованные состояния невозможно. Даже если в Украине произойдет задержка с созданием полноценного антикоррупционного суда, хранить деньги на счетах иностранных банков у топ-коррупционеров не получится. Тогда единственным возможным способом удержать добычу для них будет грузить свои миллиарды долларов в камазы и везти их протоптанной Януковичем дорожкой в Россию, ведь только там будут находиться банки, которые смогут и захотят прятать деньги.

Политическое самоубийство

Блокирование закона об антикоррупционном суде – это не более, чем конвульсия отечественной клептократической гидры. Люди, эту гидру олицетворяющие, при любых обстоятельствах не смогут избежать проблем, ведь глобальные тренды развития финансовой сферы от них отнюдь не зависят. Но то, на что они своим конкретным решением могут повлиять – это спасение страны от угрозы приближения дефолта и избежания народного гнева из-за потенциальной инфляции накануне президентских и парламентских выборов.

Готовы ли нынешние властные элиты поддаться своему паническому страху приближения справедливого правосудия до такой степени, чтобы только ускорить собственный политический крах? Уже очень скоро мы это увидим.

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB

Политическое самоубийство Порошенко. Антикоррупционный суд в любом случае похоронит клептократический режим