Турчинов: Когда начались захваты наших частей, я пытался на вертолете вылететь в Крым, чтобы организовать оборону аэродрома. Меня удержал Аваков

Что именно заставило Януковича сбежать в Россию, действительно ли помощник госсекретаря США Виктория Нуланд просила лидеров Майдана пойти на уступки власти, предали ли Украину западные партнеры в начале российской агрессии, правда ли, что Нестор Шуфрич договорился с Аксеновым и Константиновым об урегулировании кризиса в Крыму, и почему европейские дипломаты просили отменить мобилизацию в марте 2014 года. Об этом, а также о том, почему в Украине так и не ввели военное положение и не объявили войну России, в интервью основателю издания «ГОРДОН», журналисту и телеведущему Дмитрию Гордону рассказал бывший и.о. президента Украины, секретарь Совета нацбезопасности и обороны Александр Турчинов, передает АНТИКОР.

Я с огромным удовольствием разбил бы армию Путина под Симферополем или Ялтой, но для этого необходимо было иметь боеспособную армию – Александр Валентинович, какой день или эпизод во время Майдана был для вас самым тяжелым?

– Если говорить о тех событиях, то самым тяжелым было 18 февраля. Власть перешла Рубикон, используя оружие, весь свой силовой потенциал, не останавливаясь ни перед чем, попыталась уничтожить центр сопротивления на Майдане. Ну и, конечно, 20 февраля – расстрел героев Небесной сотни, которые с палками и со щитами пошли в последнее наступление на силовиков, вооруженных автоматами и пулеметами. Это те трагические дни, которые всегда, как рана на сердце, останутся со мной.

– По вашему мнению, почему Янукович бежал из Киева?

– Как раз события 18–20 февраля дают ответ на этот вопрос. Он понимал: надо будет отвечать за те преступления, которые были совершены в центре Киева и в других регионах, за пролитую кровь украинцев.

– Соглашение об урегулировании политического кризиса было уже с оппозицией подписано – и вдруг Янукович бежит. Почему?

– Особенным мужеством Янукович никогда не отличался. Я его еще по Оранжевой революции 2004 года помню, потом был 2007 год, когда мы смогли добиться досрочных парламентских выборов, ну и, наконец, год 2014-й – этот переломный и трагичный момент в истории нашей страны. Он понимал, что надо будет отвечать за пролитую кровь, за покалеченные жизни, за изуродованную экономику и разрушенную оборону страны, ну и, понятно, хотел сохранить свои личные финансовые ресурсы, поэтому и бежал в Россию.

– После того как Виктория Нуланд печенье на Майдане уже раздала, она провела совещание с основным лидерами Революции достоинства… По словам одного из участников этой встречи, она убеждала Яценюка, Кличко, Тягнибока, Парубия и вас не делать резких движений, подписать договор с Януковичем, согласиться на любую должность в его Кабмине и просто аккуратно довести его до следующих выборов. Даже в какой-то момент с английского на русский перешла…

– Вы знаете, у меня подобной информации нет. Я в таком совещании не участвовал. Если говорить о ситуации, которая сложилась после 20 февраля 2014 года, когда старая власть рассыпалась, а другой еще не было, тогда был совершенно другой международный формат. Министры иностранных дел Германии, Франции и Польши активно продвигали вариант, как они считали, компромиссный. Предлагалось сохранить Януковича до осени, когда должны были пройти президентские выборы. Но они не понимали главного – что Янукович ситуацию в стране уже не контролирует, что его жесткая вертикаль власти, которая бесцеремонно, нахрапом выстраивалась четыре года, уже рассыпалась. Подтверждения этому долго ждать не пришлось. Когда парламент проголосовал за возвращение Конституции 2004 года (а это был первый пункт договора), Янукович вместо того, чтобы подписать это решение и ввести его в действие, скрылся в неизвестном направлении. В результате идея наших европейских друзей, которые всегда хотят, чтобы все было бесконфликтно, тихо, спокойно, потерпела фиаско.

– Переходим к Крыму. Я на эту тему много с Евгением Кирилловичем Марчуком говорил, и в интервью мне он сказал: «Общенациональное расследование крымских событий неизбежно… Сейчас – да, война, не до того, но оно непременно будет проведено – в этом на 100% я убежден, и мы еще много чего узнаем… Надо было действовать очень решительно, а вместо этого торг из-за дурацкого квотного принципа разгорелся. Вот если бы мы все под контроль взяли, и Россия решила бы на прорыв пойти, это уже боевые действия были бы, все стало бы очевидно. Да, много людей погибло бы, и, наверное, Россия все-таки Крым аннексировала бы, но уже военным путем и с большой кровью, и на Донбасс не пошла бы». Мы же в профессионализме Евгения Кирилловича не сомневаемся…

– Я давно знаю Евгения Кирилловича. Он был одним из лучших руководителей Службы безопасности в начале 90-х прошлого века.

– Согласны ли вы, что если бы украинская власть и вы лично как исполняющий обязанности президента отбили тогда атаку на Крым, войны на Донбассе не было бы?

– Этот тезис требует обстоятельного разбора. Собственно, в чем претензия? В том, что множества жертв не было? Вот если бы их много было, ну, и так далее… Проблема в том, что обратного отсчета история не имеет. Можно, конечно, мечтать, сочинять какие-то мифы, выдвигать какие-то предположения, но Евгений Кириллович давно отошел от системы управления государством, от силовых структур и вряд ли, когда это интервью давал, представлял, какой была реальная картина в те дни и в целом в стране.

Читай продолжение на следующей странице

Турчинов: Когда начались захваты наших частей, я пытался на вертолете вылететь в Крым, чтобы организовать оборону аэродрома. Меня удержал Аваков