Возвращение в Украину оказалось страшней застенок боевиков

Освобождение из плена боевиков, казалось бы, должно стать самой большой радостью в жизни бывших узников. Впрочем, самый сложный период наступает несколько месяцев спустя, когда депрессия возвращается с новой силой. В этом в комментарии “Обозревателю” рассказал один из тех, кого долгое время удерживали террористы “ЛНР”, глава ассоциации украинских пленных Анатолий Поляков, передает АНТИКОР.

“Главные посттравматические ситуации начинаются даже не после освобождения. Проходит два-три месяца, полгода, а потом тебя так накрывает: ты будто-то находишься в параллельном мире, ведь после освобождения проблемы дома только начинаются”, – вспоминает он.

Причина проста: после такого очень сложно адаптироваться в нормальных условиях, нужно возвращаться к ритму, который присущ большинству твоих знакомых. Но это удается не всем:

“Представьте, что человек находился долгое время в изоляции. Все это время его жена и вся семья должны были справиться со всем самостоятельно. Ты возвращаешься и не можешь их обеспечить! Вот здесь возникает определенный комплекс мужской неполноценности, и эти моменты нужно учитывать”, – подытожил Поляков.

Возвращение в Украину оказалось страшней застенок боевиков