Четверг, Октябрь 18, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Второй фронт Приватбанка

Сообщение о том, что Приватбанк подал в суд на своего бывшего аудитора, выглядит логичным продолжением попыток нового руководства банка восстановить справедливость и наказать виновных в выведении средств из банка, которое стало причиной его национализации.

Действительно, список ответственных за произошедшее не так уж и велик: акционеры, организовавшие махинации, аудитор, не отразивший их в отчете, и куратор НБУ, не заметивший происходящего. В декабре 2017 г. Приватбанк подал иск в Высокий суд Лондона против своих бывших акционеров и аффилированных с ними компаний. Теперь дошла очередь и до компании PricewaterhouseCoopers (PwC), которая с середины 1990-х и до момента национализации проверяла финансовую отчетность Приватбанка.

Новый менеджмент финучреждения намерен доказать не просто халатность бывшего аудитора, не заметившего махинаций в банке, но и его причастность к этим махинациям. Если ему это удастся, это будет крупный аудиторский скандал со времен краха компании «Артур Андерсен», после которого большая пятерка аудиторских компаний стала большой четверкой. Но доказать сговор аудитора с клиентом гораздо сложнее, чем банальный недосмотр проверяющего.

Приватбанк подал иск в районный суд Никосии, обвинив кипрскую PricewaterhouseCoopers Limited и ее украинское подразделение в нарушении их обязанностей в ходе проверки финансовой отчетности банка за 2013–2015 гг. Вести дело будут международная юридическая компания Quinn Emanuel Urquhart& Sullivan (Великобритания) и кипрские юридические фирмы Antis Triantafyllides&Sons и Chrysses Demetriades&Co.

Сумма искового заявления — 3 млрд долл. США. Желание Приватбанка судиться с бывшим аудитором не в Украине понятно — здесь правит бал экс-собственник, регулярно инициирующий очередные судебные рассмотрения, касающиеся Приватбанка, и с завидным постоянством их выигрывающий. Надеяться на независимость и беспристрастность «украинской фемиды» в данном случае глупо. Но и Кипр не лучшая из возможных юрисдикций, несмотря на то, что с поправками там действует английская правовая система.

«Кипр — отличное место для обороны и очень плохое для нападения. Судебные процессы в кипрских судах очень сложны и процессуально запутаны. Дело может слушаться годами, потом уходить в апелляцию, возвращаться в первую инстанцию и опять слушаться годами. Одно из дел рассматривается, например, уже почти 30 лет.

Я думаю, что дело Приватбанка будет рассматриваться в лучшем случае 5–7 лет, — рассказал ZN.UA партнер МЮФ Kinstellar Константин Ликарчук. — Итог рассмотрения этого дела, наиболее вероятно, Высоким судом в Лондоне принят не будет хотя бы потому, что там, во-первых, несколько другой предмет рассмотрения, а во-вторых, лондонское дело закончится задолго до того, как Кипрский суд приступит к рассмотрению дела Приватбанка по сути».

Как утверждает источник ZN.UA в Минфине, данная юрисдикция для этого судебного рассмотрения была выбрана, потому что именно через Кипр проходила большая часть тех сделок, которые вызвали вопросы у нового руководства Приватбанка и не насторожили его бывшего аудитора. А три миллиарда, которые банк хочет получить от PwC, — сумма этих сделок. И пусть читателя не смущает, что претензии банка к аудиторам больше, чем его же претензии к экс-акционерам. Очень скоро, по нашим данным, Высокому суду Лондона будут представлены дополнительные кейсы о злоупотреблениях бывших собственников банка, и сумма претензий к ним вырастет.

Но в отличие от «лондонского» дела, перспектива взыскания с аудитора трех миллиардов сомнительна. Доказать вину аудитора в нанесении убытков банку, а не только в нарушении обязанностей во время проверки финансовой отчетности, очень сложно. А сама по себе профессиональная халатность при других обстоятельствах убытков банка могла и не повлечь.

«Компания может требовать от аудитора как возмещения оплаты услуг компании-аудитора, так и возмещения понесенного ущерба. Главное в данном случае — доказать обоснованность взыскиваемой суммы. Если доказать оплату услуг аудитора обычно довольно просто, то чтобы доказать сумму понесенного ущерба, придется постараться: нужно предоставить доказательства, как действия аудиторов повлияли на убытки предприятия, обосновать эти самые убытки и прочее, — говорит управляющий партнер ЮК «Касьяненко и партнеры» Дмитрий Касьяненко. — Вообще доказать вину аудитора — дело довольно сложное, так как аудиторы делают свои отчеты на основании документации, что была предоставлена менеджментом и бухгалтерией. Поэтому для начала нужно найти виновного в проверяемой компании».

В ходе разбирательства, погубившего «Артур Андерсен», например, было доказано, что аудитор не просто подтверждал липовую отчетность компании «Энрон», но и уничтожал документы, связанные с ее аудитом и относившиеся к предмету расследования. То есть был доказан факт сговора аудитора и клиента. Мы не знаем, есть ли подобные доказательства у банка, но его договор с бывшим аудитором наверняка составлялся с учетом всех возможных претензий со стороны клиента.

«Основываясь на практике, могу сказать, что, как правило, в контрактах с аудиторами последние стараются ограничивать размеры своей ответственности суммами гонораров или предусматривают какую-то кратность возмещения ущерба в зависимости от суммы гонорара. Однако это не исключает принятия судом решения о взыскании полноценных сумм ущерба.

Также стоит отметить, что дисклеймеры договоров аудиторов обычно содержат ограничительные положения, касающиеся того, что выводы делаются на основании предоставленной компанией информации, а также информации, полученной в результате проведенной деятельности и анализа проведенных операций, — объяснил ZN.UA управляющий партнер АО «Коннов и Созановский» Алексей Иванов. — Безусловно, можно ожидать, что каждая из сторон будет использовать все аргументы, обосновывающие их правовую позицию, и компания PwC, конечно же, использует ограничительные положения, содержащиеся в ее контрактах».

Так как PwC — компания с богатой историей и большим количеством подразделений, она уже не раз сталкивалась с исками от недовольных клиентов. Некоторые споры были урегулированы вне суда за суммы с шестью нолями, некоторые — за нераскрытые суммы. Но если Приватбанк рассчитывал на подобный исход, то выбор Кипра в качестве юрисдикции был ошибкой, ведь длительное рассмотрение дела для госбанка — это постоянные траты государственных денег, а для аудитора большой четверки — незначительная статья расходов и хорошая альтернатива сделке с истцом. Конечно, были и миллиардные взыскания, которые приходилось платить PwC, но речь всегда шла о штрафах, налагаемых на компанию, а не о выплате исковых требований. Правомерность которых еще надо доказать суду.

Новый председатель правления Приватбанка Петр Крумханзл, комментируя подачу иска, отметил: «Абсолютная неспособность PwC выявить в банке операции мошенничества в течение многих лет привела к тому, что практически весь корпоративный портфель банка не обслуживается и не имеет соответствующего залогового обеспечения». Аудитор за словом в карман не полез и напомнил банку, что в своем аудиторском заключении по финансовой отчетности Приватбанка за 2015 г. сделал предупреждение о банковских операциях со связанными лицами.

Правда, предупреждением это сложно назвать. Скорее, объяснением, что аудитор не смог завершить оценку операций со связанными лицами, так как не получил достаточных аудиторских доказательств, а еще что оценка была проведена в соответствии с требованиями стандарта МСБО 24, критерии определения связанных лиц которого отличаются от критериев Налогового кодекса Украины и постановления НБУ №315. Конечно, придраться будет к чему, тем более что претензии банка не ограничиваются только 2015 г., но и касаются отчетности за более ранние периоды. В то же время надо осознавать, что доказательство вины аудитора — это очень сложный процесс, ведь аудитор не пишет отчет, он лишь подтверждает его.

«Аудиторский отчет Приватбанка основывался на международных стандартах. Такого рода аудиторское заключение должно включать раздел «Ответственность руководства за финансовую отчетность». В этом разделе заключения описана ответственность руководства банка за подготовку данной финансовой отчетности и за систему внутреннего контроля, которая, по мнению руководства, необходима для подготовки финансовой отчетности, не содержащей существенных искажений вследствие недобросовестных действий или ошибок, — объяснила ассоциированный партнер адвокатской фирмы Goro legal Анна Вовченко.

— Если финансовая отчетность подготовлена в соответствии с концепцией достоверного представления, описание ответственности руководства за подготовку финансовой отчетности в аудиторском заключении должно содержать указание на «подготовку и достоверное представление данной финансовой отчетности» или «подготовку финансовой отчетности, дающей правдивое и достоверное представление», в зависимости от обстоятельств».

То есть аудитор в суде наверняка будет говорить, что полагался на предоставленную менеджментом банка информацию, провел все необходимые аудиторские процедуры и с оговорками (безусловно, снимающими с него ответственность) эту информацию подтвердил. Экспертиза с огромной вероятностью подтвердит, что выводы, сделанные аудитором на основе предоставленной информации, были верны. И в таком случае ничего серьезнее, чем халатность, предъявить PwC банк не сможет. Но и тут могут возникнуть вопросы.

По мнению юристов, государство должно было следовать несколько иной стратегии, если хотело доказать халатность PwC. «Следовало возбудить соответствующее уголовное дело на территории Украины, скажем, по статье «халатность». И в случае, если в рамках этого дела были бы собраны надлежащие доказательства о том, что халатность имела место, то виновные должны были бы понести ответственность. При этом в рамках данной процедуры должен был бы быть заявлен и рассмотрен гражданский иск о взыскании убытков, — считает адвокат юрфирмы «Ильяшев и Партнеры» Андрей Литвин. — Я о таком уголовном деле еще не слышал, и уж точно по нему еще нет приговора. Тем временем в отсутствие приговора, в обход обычных уголовно-правовых процедур пытаются получить вот такое решение суда на Кипре. С юридической точки зрения это выглядит, мягко говоря, немного необычно».

Действительно, на сегодняшний день в Украине никто PwC ни в чем не обвиняет. Мы помним, как после национализации Приватбанка чиновники НБУ заявляли, что передали материнской компании PwC доказательства некорректной работы украинской «дочки» аудитора, и ожидали, что украинское представительство PwC вскоре будет закрыто. Этого не произошло, и в июле 2017-го НБУ своим решением исключил украинскую «дочку» ООО «Прайсвотерхаускуперс (аудит)» из Реестра аудиторских фирм, имеющих право на аудит банков. Но в январе с.г. Окружной административный суд г. Киева открыл производство по иску ООО «Прайсвотерхаускуперс (аудит)» к НБУ о неправомерности этого решения. Суд еще идет, и аудитор уверен в том, что правоту свою докажет. По их словам, они неоднократно просили регулятора предоставить конкретные замечания к качеству аудита и доказательства, демонстрирующие недостоверность финансовой отчетности, но ничего не добились.

Сложно сказать, какие именно доказательства прислал центробанк материнской компании PwC, но ее руководство нашло причины, позволяющие их проигнорировать. Будем надеяться, что кипрскому суду повезет больше. Во-первых, расследование независимого детективного агентства Kroll не могло не коснуться действий аудитора, многие годы положительно оценивавшего банк, который в итоге пришлось национализировать. Во-вторых, последнее заявление главы НАБУ о том, что «Приватбанк — это фактически финансовая пирамида, которая строилась годами», и что расследование сложное, но оно идет, и подозрения в этом деле точно будут, говорит о том, что и украинские следователи рук не опускают.

Кроме того, рано или поздно появится ряд вопросов к Нацбанку как к основному регулятору/контролеру банковской деятельности в Украине. Как получилось так, что банковский надзор годами не видел возводящуюся «финансовую пирамиду» Приватбанка? Можно предположить, что НБУ стоял во главе поспешной национализации, чтобы скрыть следы своего осознанного бездействия на протяжении многих предшествующих лет. Но это уже другая глава саги о Приватбанке.

При упорстве НАБУ есть надежда, что история с национализацией крупнейшего финучреждения не закончится одними лишь громкими обоюдными обвинениями. Кто-то должен возместить свыше 150 млрд грн, которые государство потратило на докапитализацию банка.


Юлия Самаева

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB

Крымский мост рухнет уже скоро, инженер вопит о катастрофе: Молчать аморально, трагедия близка

Керченский мост в Крыму скоро развалится, поскольку его опоры были установлены на глины низкой плотности и на пористый ил. Такое мнение высказал израильский инженер Эли Беленсон, передает Politeka со ссылкой на Обозреватель.

По его словам, он долгое время анализировал все документы о ходе строительства моста, и как только о вопиющих нарушениях объявляли в сети, то ранее доступная информация тут же исчезала.

Эксперт считает, что именно геология попрепятствовала нормальному результату, именно из-за несоответствий почвы для строительства моста, его проект отвергла еще советская экспертиза.

«Обычно, серьезные инженерные конструкции, такие как железнодорожные мосты, где предполагаются серьезные нагрузки, принято опирать на твердые грунтовые основания. Для этого бурят или забивают специальные сваи, которые и опираются на эти самые твердые грунты. Если мы обопрем массивную конструкцию на недостаточно твердое основание, отдельные ее части или вся конструкция целиком могут неравномерно просесть, деформироваться и, в конечном результате, разрушиться», — написал блогер.

По словам эксперта, в случае с железнодорожным мостом, недопустимое проседание или деформация могут привести спустя некоторое время к катастрофе — речь будет идти об огромных экономических убытках и человеческих жертвах.

«Советские, а затем и российские ГОСТы, запрещали опирать подобные конструкции на что-либо, кроме твердого скального основания… Даже не на песок. И не на глину. Но, как мы видим из приведенных геоизысканий, на глубине, в которую, согласно планам строительства КМ должны опирать сваи (до 58 метров глубиной) никакого скального основания не обнаружено. Более того, не обнаружено там даже песка. Но и этого мало — даже глину там не обнаружили», — указал эксперт.

По его словам, верхние слои — это ил — рыхлый и пористый, а затем идут пески и супеси различной степени плотности, несколько глинистых вкраплений, а нижний слой, на который, собственно, и опирают сваи моста — полутвердые глины.

«А теперь представьте, что речь идет не просто о почти двадцатикилометровом железнодорожном мосте, с огромными нагрузками и огромной парусностью (шторма, волны, боковой ветер, поезда), а речь идет так же о сейсмически опасной зоне, где регулярно случаются подземные толчки различной силы. Проектировщики нового моста уверяют, что достаточно забить сваи на 58 метров и все будет в порядке, но пригодна ли эта полутвердая глина в качестве основания для опор?» — вопрошает Беленсон.

Ранее требования опирать сваи на скальное основание были прописаны в Строительных нормах и правилах, но позже они странным образом исчезли из документа 17 июня 2017 года.

Он также указал на другой вопиющий нюанс, согласно которому геозыскания перед началом строительства провели некачественно, а выяснилось это, когда мост уже строили полным ходом.

«Проект Керченского/Крымского моста представляется мне потенциально опасным. Предполагать такое и молчать я считаю аморальным. Если я где-то ошибся, то буду рад профессиональному и доказательному опровержению. Будет гораздо хуже, если в результате эксплуатации моста погибнут люди, а я буду знать, что я понимал, что такое может случится, но молчал», — резюмировал эксперт.

Бывший муж Лорак впервые высказался о разводе: Невозможно жить, Я к ней как к ребенку отношусь

Недавно Ани Лорак подала на развод с Муратом Налчаджиоглу, после его измены, передает Politeka.

Певица Ани Лорак так и не смогла простить мужу измену. На днях выяснилось, что Ани все-таки подала на развод. В киевскую нотариальную контору уже пришло письмо от артистки, в котором она перечислила свою недвижимость. Каролина попросила не совершать никаких действий с ее имуществом, так как у нее начался бракоразводный процесс.

Близкие к Лорак до последнего надеялись, что она простит супруга. Ведь Мурат Налчаджиоглу так трогательно поздравил ее с днем рождения в интернете.

«Девочка, которая подарила мне лучший подарок в моей жизни, – Соню, мою безграничную любовь, – написал 41-летний мужчина. – Каролина, дива! С днем рождения, моя бесконечная любовь!»

Первый гражданский супруг певицы не остался в стороне от этого события и прокомментировал эту ситуацию, продюсер Юрий Фалеса, признался, что обеспокоен новостями о разводе Ани.

«Я не думал, что это у них настолько серьезно, – говорит 57-летний Юрий Фалеса. – Все это очень неприятно.

Но если она уже так решила, значит, решила. Жить дальше с человеком, который изменяет, невозможно. Ей изменять нельзя, потому что она – Ани Лорак! И я это говорю не из-за громкого имени, а потому, что найти круче девушку нельзя. Изменил в открытую – вот и получи скандал!»

Несмотря на то, что экс-пара так и не зарегистрировала брак, у Юрия остались о бывшей гражданской жене только хорошие воспоминания. Он считает, что Каролина не заслуживает неуважительного отношения к себе.

При этом он вовсе не собирается возобновлять былые отношения, потому что счастливо женат и воспитывает маленького ребенка.

Также он заметил, что безумно счастлив ведь его жена не певица, а обычный повар. Так, как его жена не из артистического мира, то это автоматически снимает множество проблем. В то же время Юрий всегда готов поддержать Каролину (настоящее имя певицы).

«А Каролину я все равно готов поддержать в трудную минуту. Я сейчас к ней уже больше как к ребенку отношусь, чем как к женщине», — пытается убедить в своей искренности Юрий Фалеса.

Доренко напомнил, как он предлагал решить украинский вопрос 20 лет назад

Российский журналист Сергей Доренко рассказал о том, что ещё 20 лет назад он предлагал сценарий, как решить украинский вопрос, но тогда к его словам никто не прислушался. Как информирует replyua.net со ссылкой на infox.ru, Доренко отметил, что нужно было перенести столицу единого Российского государства из Москвы в Киев, и для этого Северной России нужно было уступить Южной России в этом вопросе.

По мнению Доренко, если бы так произошло, решились бы все проблемы, которые возникли совсем недавно. Донбасс и Крым стали бы российскими уже официально, везде использовался бы русский язык, и между восточными славянами не было бы цивилизованного разрыва.

«Я говорил это двадцать лет назад и не был услышан. А теперь поздно, политические пигмеи, теперь поздно, интеллектуальные карлики», — резюмировал журналист. Кроме того, он отметил, что если бы этот сценарий был в свое время реализован, на территории Российской Федерации сейчас бы проживало около 200 млн славян.