Четверг, 24 сентября, 2020
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

«Большая война и личное вхождение в историю»: журналист об интересах Путина

О том, почему Кремль может перейти к большой войне против Украины, как воспринимают санкции граждане РФ и от чего будет зависеть поведение российских элит после правления Владимира Путина, в интервью сайту «Сегодня» рассказал российский журналист Семен Новопрудский.

28514814_969571909876320_781186014849840156_o

Семен Новопрудский. Фото: facebook.com

— Согласно данным «Левада-центр», рейтинг доверия у Владимира Путина всентябре 2018 года снизился по сравнению с 2017 годом на 17 процентныхпунктов и составил 58 процентовЭто означаетчто рейтинг главы российскогогосударства вернулся к показателям 2013 года до аннексии КрымаЧем, на ваш взгляд, можно объяснить падение рейтинга Путина? 

— Главная причина падения рейтинга Путина очевидна – повышение пенсионного возраста. Перекормленное официальной пропагандой, заявлявшей, что Россия прекрасно адаптировалась к санкциям, а российская экономика вышла из кризиса, пропутинское большинство не ожидало, что власть пойдет на такое решение. Это первое решение Путина за долгие годы, прямо ухудшающее жизнь миллионов людей и меняющее их жизненные стратегии: люди готовились выйти на пенсию в одном возрасте, а придется это делать на пять лет позже. При этом если любые трудности и проблемы в российской экономике кремлевская пропаганда привыкла списывать на происки внешних врагов, то как-то обвинить Трампа в повышении пенсионного возраста затруднительно даже для самых изощренных лгунов из пула кремлевских пропагандистов.

— Есть ли связь между экономической ситуацией в РФ и рейтингом Владимира Путина? 

— Прямой связи между экономической ситуацией в целом и рейтингом Путина нет. Но есть очевидная прямая связь между конкретными экономическими решениями, резко ухудшающими жизнь людей, и его рейтингом. Кроме того, личный рейтинг Путина намного выше рейтинга правительства. А индекс экономического оптимизма россиян – оценка ими возможности улучшения личного финансового положения и экономического положения страны – сейчас на самом низком уровне за 10 лет. То есть, даже часть тех, кто за Путина, не верят в возможность путинского режима улучшить их жизнь и вывести страну из экономической депрессии.

— Можно ли назвать пенсионную реформу и повышение НДС результатом пребывания РФ под режимом санкций?

— Пенсионная реформа и повышение НДС формально не являются прямым результатом санкционной войны. Самые болезненные для российской экономики санкции пока те, которые вводила в качестве ответных сама Россия. Но в целом внешняя политика России, которая привела к санкциям, резко уменьшила финансовые возможности страны, и в этом смысле санкции повлияли на повышение НДС и пенсионного возраста. У России исчезла часть прежних источников пополнения казны и бюджетов крупнейших госкомпаний – пришлось занимать у народа в виде пенсионной реформы и повышения НДС.

— Зачем проводить пенсионную реформу до 2024 года, когда будут очередные выборы президента России, при относительно стабильных ценах на энергоносители, малом внешнем долге и значительных резервах?

— Путин понимает, что при всем своем желании быть пожизненным президентом, к моменту окончания пенсионной реформы – оно запланировано на 2034 год – не он будет отвечать за её последствия. К тому же, если Путин твердо намерен идти по пути конфронтации и эскалации большой войны, а именно личное вхождение в мировую историю и идея большой войны волнуют российского президента больше, чем что-либо другое, ему неважно, каковы будут последствия пенсионной реформы. «Война спишет всё». Кроме того, это решение показывает, что российская власть в последнюю очередь думает о своем населении и уверена в том, что никаких массовых протестов всё равно не последует.

— Как массы людей воспринимают санкции, есть ли связь между санкциями и политикой, санкциями и экономикой?

— По многим причинам – отчасти из-за самих социологов, отчасти из-за привычки значительной части россиян осторожно отвечать на вопросы социологических служб – трудно доверять данным опросов. Но по ощущениям, хотя количество людей, осознающих зависимость между политикой России и санкциями растет, они все еще в значительном меньшинстве. Причем часть из тех, кто понимает, что к санкциям привела именно российская политика, тем не менее, считают саму эту политику правильной, а санкции неправильными. Вопрос о смене курса в России все равно будет решать политическая элита (путинская или уже постпутинская), но не отношение народных масс к этой политике. Если взять массив опросов россиян на любые экономические и политические темы за последние 15 лет, становится очевидно: если российская власть вдруг захочет поменять нынешний политический курс на прямо противоположный, никто особо возражать не будет. Народ в России по-прежнему не мыслит себя политическим субъектом и считает всякую политику исключительно делом самой власти.

— «Ритуальная демократия» в авторитарном режиме как-то восприимчива к какой-то социальной или экономической реальности? Образно говоря, может ли «телевизор» никак не нуждаться в «холодильнике»? 

— Одним из способов замещения «холодильника» «телевизором» в России является как раз абсолютное доминирование новостей Украины даже в новостных программах главных общенациональных телеканалов, не говоря уже об общественно-политических ток-шоу. Порошенко в российских теленовостях показывают едва ли не больше, чем Путина. Но в России идет процесс увеличения количества людей, не смотрящих ТВ и узнающих информацию о мире в Интернете. И по разным опросам, опять же с поправкой на некоторое недоверие к ним, резко падает уровень доверия россиян к телевидению и всем государственным СМИ.  Есть угроза, что если телепропаганда и попытка отвлечь россиян от российских проблем постоянными разговорами об Украине и её «крахе» перестанет быть эффективной, Россия может перейти к реальной горячей большой войне. Собственно, уже сейчас гибридная война остается главным, если не единственным способом управления Россией ее нынешней властью.

— Если представить политиков России в постпутинскую эпоху, будет ли критично важным для них отказаться от конфронтации с Западом, решить вопросы с Донбассом и Крымом, перенаправить часть ресурсов от силовиков к социальной сфере?

— Позиция любой следующей российской власти по Донбассу, Крыму и сотрудничеству с Западом, а также по демилитаризации бюджета России зависит от двух главных факторов. Во-первых, от того, как и когда произойдет смена власти. Будет ли она бескровной. Кто окажется преемником Путина – человек из нынешней властной элиты, или кто-то другой. И, во-вторых, от того, в каком экономическом состоянии будет Россия к моменту окончания правления Путина. Одно можно говорить уверенно: если любая следующая российская власть решит вернуть Крым и уйти с Донбасса, демонтировав так называемые» народные республики», а также наладить отношения США и всем Западом – это точно не вызовет никаких массовых протестов населения. Никакого радикального и уверенного антизападничества в российском массовом сознании нет. Как нет и никакой массовой поддержки идеи сближения с Китаем и «поворота на Восток».

Loading...