Воскресенье, Октябрь 21, 2018
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Официально: Путина сделали царем втайне от всего мира

Кремлевский заседатель Владимир Путин на законодательном уровне максимально расширил свои полномочия, которые Государственная дума приняла без единого писка. В прямом смысле.  В третьем, окончательном чтении здесь приняли закон, изначально не привлекавший внимания своей невинностью, а позже превратившийся в закон о наделении российского президента доселе небывалыми возможностями. Началось с того, что в Госдуме закон рассматривали в связи с появлением в РФ Уполномоченного «по правам потребителей финансовых услуг», пишут российские СМИ, передает портал «Знай.ua»


Но на самом деле никакого отношения к финансовым омбудсменам эти поправки, подписанные Анатолием Аксаковым («СР») и Игорем Дивинским («ЕР») и, написанные страшно представить где, не имели — даже если читать сквозь пальцы и без очков.

К слову, менять концепцию законопроекта во втором чтении категорически запрещает думской регламент. Но ни один из заседателей почему-то не обратил на это внимание ни на заседании профильного Комитета по финансовому рынку, ни в ходе пленарного заседания.

И вот теперь, по сути, закон разрешает хозяину Кремля отменять Гражданский кодекс, законы о рынке ценных бумаг, об открытости информации, и ещё много других, регулирующих экономическую деятельность действующих законов. Он разрешает прописывать «в исключительных случаях» особые правила для отдельных компаний и корпораций.

Своими указами Путин сможет устанавливать «особенности» создания, реорганизации, ликвидации и правового положения этих избранных компаний «в отдельных сферах деятельности». Речь может идти о порядке хранения, раскрытия или предоставления информации о деятельности, об особом порядке совершения сделок, «включая их нотариальное удостоверение и учет», особом порядке учета информации о ценных бумагах.

Журналистам депутаты авторитетно разъяснили, что это нужно «из-за санкций». В смысле для защиты российских компаний от их, как оказалось, совсем не благотворного, а вовсе даже тлетворного влияния. Но слов «санкции» или «недружественные действия иностранных государств» в тексте закона нет — есть лишь ссылка на таинственные «исключительные случаи».

А теперь вопрос: кто получит право решать, какой из «случаев» исключительный и пора включать указное право, а какой не очень? Очевидно, только сам президент. А где гарантия, что все до одного «хозяйственные общества» или их кремлевские лоббисты сумеют удержаться от соблазна пробить для себя особый режим даже в ситуациях, совсем не связанных с санкциями?

Авторами поправок Госдума, отвечающая за экономическое развитие, полностью исключена из схемы принятия решений. (Правительство и правда не нужно людям, имеющим доступ к президенту — оно лишь усложняет процедуру, потому что включает громоздкий механизм согласований.)

Тем же законом, кстати, президент получает право в «исключительных случаях» обойти ещё и действующий закон «О военно-техническом сотрудничестве РФ с иностранными государствами».

Вообще-то в иерархии правовой системы России указы президента, как бы кощунственно это ни звучало, стоят не на самой вершине. Указы президента не могут противоречить федеральным законам, гласит статья 90 Конституции Российской Федерации. Но право указами полностью или частично отменять законы в нашем-то случае дается президенту тоже федеральным законом!

В начале 90-х годов при президенте Ельцине многие хозяйственные вопросы решались указами в том числе и потому, что соответствующих нормативных актов более высокого ранга ещё не было (Гражданский кодекс, в частности, появился в 1994 году). По мере того, как правовое поле засевалось разного качества законами, многие из тех устаревших указов отменялись.

А сейчас, например, как будут решаться в арбитражном суде хозяйственные споры между компаниями, одна из которых живёт по законам, а другая — тот самый «исключительный случай» и существует по особым правилам?

Якісно та зручно! Підписуйся на телеграм-канал Новин: goo.gl/EbaBFB