Пятница, Март 22, 2019
  • USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.50 | 31.00
  • RUR 0.41 | 0.43

Скорее всего, в ближайшие недели Путин и Лукашенко достигнут компромисс – эксперт

Владимир Путин и Александр Лукашенко в последние предновогодние недели встречались трижды, пытаясь договориться о российском «налоговом маневре» и компенсациях за него для Белоруссии, но, похоже, так и не договорились, как и на встрече 25 декабря.

Последняя встреча даже не закончилась предварительно намеченной совместной пресс-конференцией, что ясно свидетельствует о сохранении глубоких разногласий между лидерами двух стран. Хотя оба президента пытается сохранять хорошую мину при плохой игре. Путин в новогоднем поздравлении белорусскому коллеге отметил, что «опираясь на добрые традиции дружбы и добрососедства, российско-белорусское сотрудничество плодотворно развивается в политической, экономической, гуманитарной и других областях, продолжается работа по укреплению Союзного государства, тесная координация усилий в рамках ЕврАзЭС, СНГ и ОДКБ»,  а также выразил уверенность в том, что дальнейшее упрочение отношений стратегического партнерства между Россией и Белоруссией в полной мере отвечает интересам народов двух стран. Лукашенко же в ответном поздравлении в который уже раз объявил, что «сегодня с уверенностью можно говорить о том, что союз двух народов состоялся». И еще подарил Путину 4 кг картошки со своего огорода. Не думаю, что такому подарку российский президент был очень уж рад. Боюсь, что дареная белорусская картошка ему в рот не полезет.

Никаких же ожидавшихся громких заявлений по итогам переговоров ни Путин, ни Лукашенко не сделали. Очевидно, порадовать народы и прессу двух стран было нечем. По всей видимости, у Владимира Владимировича была честолюбивая мысль в год 20-летия создания Союзного государства присоединить Белоруссию, а в дальнейшем, в 2024 году, провести выборы президента нового объединенного государства, обнулив все свои предыдущие президентские сроки. Пока же российский президент намекал, что просимую Минском в качестве компенсации скидку в цене поставляемого из России газа предоставить можно, но только в случае более тесной интеграции двух стран, на которую «батька» идти не собирается, видя в дальнейшем сближении с  Россией угрозу собственной власти. Пока что договорились только о создании специальной рабочей группы, которая будет заниматься развитием экономических и других связей между Россией и Белоруссией, но соберется она теперь уже только после рождественских каникул. Лукашенко очень хотел бы видеть в этом факт более тесной интеграции двух стран, что позволило бы требовать скидки в цене на газ, так сказать, на законных основаниях.

Однако для Путина важно получить от белорусского президента что-то достаточно конкретное и осязаемое, вроде новой российской военно-воздушной базы в Белоруссии. А на такие уступки Лукашенко идти не готов. Российский и белорусский президент напоминают два самолета-истребителя, которые несутся навстречу друг другу. Однако лобового столкновения в принципе произойти не может. Точнее, может, но вероятность такого столкновения крайне маловероятна. Лобовое столкновение – это война, точнее, военное вторжение России в Белоруссию с целью свержения Лукашенко и присоединения Белоруссии к России. Однако по внешнеполитическим причинам Путин вряд ли решится на столь радикальное решение, и Лукашенко об этом догадывается. Поэтому вопрос заключается в том, у кого нервы окажутся слабее и кто отвернет первым, пойдя на полную или частичную сдачу своих позиций. Что-то подсказывает, что отвернуть все-таки придется российскому президенту. Для Лукашенко сдача позиций грозит политической смертью в недалеком будущем. В то же время, сохранение нынешних цен на газ может очень скоро спровоцировать экономический кризис в Белоруссии, что, в свою очередь, может привести и к политической нестабильности. Потому и мотается «батька» в Москву накануне Нового года почти как на работу. Считается, что в отсутствие компенсаций крах экономики Белоруссии может наступить уже через полгода. Так что сроки поджимают белорусского диктатора.

Для Путина же вопрос компенсаций Белоруссии жизненно важного значения все же не имеет. Конечно, он хотел бы присоединить Белоруссию. Это облегчило бы сохранение власти после 2024 года. Что еще важнее, внешнеполитический успех под лозунгом «Белоруссиянаша!» (или «Минскнаш!») позволил бы поднять падающую популярность Путина и на какое-то время компенсировать ухудшение социально-экономической ситуации вследствие аннексии Крыма и войн в Сирии и на Донбассе и возобновившегося падения цен на нефть. Правда, Белоруссии тоже придется платить дотации в случае ее аннексии Россией. Однако белорусам Москве и сейчас приходится выплачивать немалую дотацию, и увеличение этой дотации в случае аннексии все равно нельзя будет сравнить, например, с дотацией Крыму. Однако риски, связанные с таким сценарием, слишком велики, как в плане предельного ужесточения западных санкций, так и, в случае, если Лукашенко на уступки не пойдет и компенсаций не получит, в плане дестабилизации Белоруссии. Из-за практического отсутствия в Белоруссии пророссийской оппозиции тогда весьма вероятным становится перспектива союза Лукашенко с прозападной оппозицией, с частичной либерализацией режима и переориентацией на Запад «всерьез и надолго».

Главное же, нынешний конфликт для Путина критического значения не имеет. Если не получится поглотить Белоруссию сейчас, то будет еще не раз возможность до 2024 года повторить попытки такого рода. Поэтому, скорее всего, в ближайшие недели Путин и Лукашенко достигнут какой-то компромисс. Белоруссия получит компенсацию, пусть и не в том объеме, на котором настаивает «батька». А Лукашенко, в свою очередь, пойдет на какую-то чисто символическую уступку относительно экономической интеграции с Россией. И бодание Путина и Лукашенко по вопросам экономической и политической интеграции в рамках Союзного государства продлится еще долго, но без каких-либо существенных результатов. А невозможность договориться толком по экономическим вопросам даже с одной только Белоруссией ставит под большое сомнение возможности осуществления евразийской интеграции, о которой так любят говорить в Кремле.

Борис СОКОЛОВ